Это я
Александр Алексеев / iawia

Тексты/Прочее/Выбранный текст


Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию

САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
им. Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО

Кафедра теории, истории языка и прикладной лингвистики

ЗАПИСИ В БЛОГЕ КАК РЕЧЕВОЙ ЖАНР ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИИ

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА
Студента 5 курса отделения теоретической и прикладной лингвистики
института филологии и журналистики
Алексеева Александра Викторовича

Научные руководители
доктор филологических наук
профессор
Крючкова Ольга Юрьевна

кандидат филологических наук
доцент
Медведева Татьяна Николаевна

Заведующий кафедрой
доктор филологических наук
профессор
Крючкова Ольга Юрьевна

Саратов 2009



СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ
1.1 Подходы к определению блога
1.2 История блогов
1.3 Некоторые аспекты теории речевых жанров
1.4 Лингвистическое изучение Интернет-коммуникации
1.5 Виртуальное жанроведение
Вывод по главе 1
ГЛАВА 2. ПРАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ: ЖАНРОВЫЙ АНАЛИЗ
2.1 Описание материала
2.2 Блог как Интернет-жанр
2.3 Записи в блоге как речевой жанр
Вывод по главе 2
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
СНОСКИ



ВВЕДЕНИЕ

Данная дипломная работа посвящена изучению блогов как одного из жанров Интернет-коммуникации.

Актуальность работы обусловлена, во-первых, тем, что она выполнена в рамках антропоцентрической макропарадигмы лингвистики, во второй половине XX века пришедшей на смену структуралистской парадигме в результате «хомскианской революции». В рамках антропоцентрической макропарадигмы (или полипарадигмальной системы) одновременно существует несколько парадигм, в числе которых — когнитивная лингвистика, психолингвистика, лингвокультурология и коммуникативно-прагматическая лингвистика [Алефиренко 2005].

Во-вторых, жанроведение в последние десятилетия является одним из наиболее заметных и актуальных направлений в рамках коммуникативно-прагматической лингвистики.

В-третьих, актуальность работы обусловливается тем, что она выполнена в рамках виртуального жанроведения — новейшего и наиболее актуального сегодня направления в теории речевых жанров. «В задачи виртуального жанроведения входит описание и структурирование всего многообразия дигитальных или Интернет-жанров и способов их классификации» [Горошко 2007б]. Виртуальное жанроведение можно рассматривать как часть более широкого направления в современной лингвистике, анализирующего речевые практики Интернет-коммуникации и электронного общения — лингвистики Интернета [см. Горошко 2007в]. Интернет представляет собой совершенно новую коммуникативную среду, со своими специфическими особенностями. Причем, в большинстве случаев коммуникативный процесс поддерживается в этой среде только текстовым обменом. Поэтому вполне естественно, что лингвистика должна играть первостепенную роль в изучении данного коммуникативного пространства. Учитывая степень популярности и распространенности Интернета (так на июнь 2008 года, по данным сайта InternetWorldStats.com, количество пользователей Сети во всем мире приближается к полутора миллиардам человек; число же российских пользователей Интернета составляет, по данным того же сайта, 33 миллиона человек), многие исследователи, среди которых А. А. Атабекова, полагают, что компьютерно-опосредованное общение (далее — КОК) является сегодня «Signum Temporis (знамением нашего времени), выражает Zeitgeist (дух времени)» (цит. по [Горошко 2007в]). М. М. Бахтин писал, что «в каждую эпоху развития литературного языка задают тон определенные речевые жанры» [Бахтин 1996: 167]. Можно сказать, что сегодня такими жанрами являются жанры Интернет-коммуникации.

В-четвертых, с начала 2000-х годов жанр блога многими исследователями признается наиболее актуальной формой КОК [Herring et al. 2004]. По данным веб-сайта Technorati.com за 2008 год, в мире насчитывается около 133 миллионов блогов [Technorati 2008]. По данным Яндекса на весну 2009 года, в Рунете[1] существует около 7,4 миллиона блогов [Яндекс 2009: 2]. Следует, однако, учесть, что большинство существующих блогов составляют «мертвые», то есть неактивные блоги, а также спам-блоги. По данным Яндекса на весну 2009 года, число активных (содержащих не менее пяти записей и обновлявшихся хотя бы раз за последние три месяца) блогов в Рунете составляет около 12% от общего числа блогов, то есть около 890 тысяч блогов [Там же]. По данным того же исследования Яндекса, в блогах Рунета ежедневно появляется около 300 тысяч новых записей, а также примерно 700 тысяч комментариев к ним. В 2004 году словарь «Мерриам-Уэбстер» назвал «блог» словом года[2]. О блогах написаны сотни статей в СМИ. На сегодня блогосфера является важнейшей коммуникативной средой в Интернете и — шире — в постиндустриальной (информационной) цивилизации.

Целью исследования является комплексное изучение феномена блогов с точки зрения жанрового подхода.

Задачи исследования:

  1. дать определение блога;
  2. рассмотреть историю блогов и этимологию слова «блог»;
  3. проследить историю научного лингвистического изучения блогов;
  4. рассмотреть блог как Интернет-жанр;
  5. выявить критерии для выделения жанров в рамках гипержанра блогов и описать один из них с точки зрения традиционной теории речевых жанров.

Методы исследования — анализ теоретической литературы; анализ словарных дефиниций; интерпретативный анализ высказываний; жанровый анализ с использованием различных подходов.

Апробация работы. Основные положения работы обсуждались на Всероссийской конференции молодых ученых Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского «Филология и журналистика в начале XXI века» (Саратов 2009). По теме исследования имеется одна публикация.



ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

1.1 Подходы к определению блога
Исследование блогов логично начать с определения самого понятия.

Словарь Уэбстера дает следующее определение блога: «Сетевой дневник; персональный хронологический журнал мыслей, публикуемый на веб-странице; также называется веблогом».

Словарь «Мерриам-Уэбстер» определяет блог как «веб-сайт, содержащий сетевой частный дневник с размышлениями, комментариями и часто гиперссылками, предоставляемыми автором».

Вики-словарь: «Частный или корпоративный веб-сайт в форме сетевого дневника, в котором новые записи появляются в том порядке, в котором они написаны; как правило посвящен размышлениям или выражению мнения и обычно включает ссылки на другие статьи».

Английская Википедия: «Веб-сайт, обычно поддерживаемый индивидуумом, содержащий регулярные записи с комментариями, описаниями событий или другими материалами, такими как графика или видео. Записи обычно отображаются в обратном хронологическом порядке».

Русская Википедия: «Веб-сайт, основное содержимое которого — регулярно добавляемые записи, изображения или мультимедиа. Для блогов характерны недлинные записи врéменной значимости, отсортированные в обратном хронологическом порядке (последняя запись сверху). Отличия блога от традиционного дневника обусловливаются средой: блоги обычно публичны и предполагают сторонних читателей, которые могут вступить в публичную полемику с автором (в отзывах к блог-записи или своих блогах)».

С. Херринг определяет блоги как «часто обновляемые веб-страницы, в которых датированные записи располагаются в обратном хронологическом порядке» [Herring et al. 2004].

Как видим, в имеющихся словарных определениях на первый план выходит понятие дневника. Оно также используется в ряде российских исследований, посвященных блогам [Сидорова 2003; Умнова 2005; Рогачева 2008], что представляется не вполне правомерным, поскольку блог — это не дневник, хотя у них и есть общие черты (регулярно добавляемые датированные записи, в которых могут выражаться мысли и мнения автора). Анализ материала показывает, что более всего соответствуют действительности два последних приведенных определения, поскольку в них дается наиболее полное, широкое и универсальное толкование. В данной работе за основу берется следующее определение блога: «Веб-сайт (или раздел веб-сайта), содержащий датированные записи[3] мультимедийного характера[4], расположенные в обратном хронологическом порядке, с возможностью оставления комментариев к записям и просмотра любой записи на отдельной веб-странице[5]».

1.2 История блогов
Термин «блог» был создан путем сокращения слова «веблог» (англ. weblog — «сетевой бортовой журнал»). Это было сделано Питером Мерхольдзом, который в апреле 1999 разместил в боковой врезке своего блога Peterme.com фразу «we blog» (что можно перевести как «мы ведем блог»). Термин «веблог» был создан Йорном Баргером 17 декабря 1997 года для описания списка ссылок на его сайте RobotWisdom.com. Эти ссылки были своего рода записями в бортовом журнале (англ. log) виртуального путешественника — по аналогии с бортовыми журналами на кораблях. Считается, что первым сайтом такого рода был раздел новостей на созданном Дэйвом Уинером сайте 24 Hours of Democracy. При этом сам Уинер считает первым веблогом самый первый сайт вообщевеб-страницу, созданную пионером Интернета Тимом Бернерс-Ли для ЦЕРН (Европейской организации по ядерным исследованиям) в 1991 году [Winer 2002]. Однако эта точка зрения не получила распространения.

После Мерхольдза в 1999 году слово «блог» стала использовать компания Pyra Labs как обозначение определенного типа сайта и как глагол, выражающий значение «вести блог». Кроме того, они образовали производный термин «блогер[6]» — «человек, ведущий блог». Назвав так свой проект Blogger.com, предоставлявший пользователям место для размещения блогов и программное обеспечение, существенное облегчавшее ведение блога, — они тем самым значительно способствовали популяризации этих терминов. В том же 1999 году появился также целый ряд аналогичных веб-сайтов[7]: LiveJournal.com, OpenDiary.com, DiaryLand.com. Предоставление пользователям технической возможности вести блоги — в виде простого в использовании программного обеспечения, не требующего специальных знаний — стало основой для роста популярности блогов, который с 1999 года происходил лавинообразным образом.

Вторым предшественником блогов, наряду с веблогами, был жанр сетевого дневника (online diary или online journal). Первым сетевым дневником считается Open Diary Клаудио Пинханеса, который публиковался на сайте MIT Media Lab с 14 ноября 1994 года. Также в 1994 году начал вести свой сетевой дневник Джастин Холл.

10 сентября 1999 году Брэд Грээм в качестве шутки придумал слово «блогосфера» [Graham 1999]. Затем в конце 2001 года термин был заново придуман и введен в оборот Уильямом Квиком [Quick 2001] и быстро распространился сначала в сообществе военных блогов, освещавших войну в Ираке, а затем и за его пределы. Понятие блогосферы быстро вошло в обиход СМИ, ему стали посвящать статьи и исследования [Kirchhoff, Bruns, Nicolai 2007; Keren 2006]. Сегодня под блогосферой понимают совокупность всех блогов как социальную сеть и динамичную информационную оболочку. Существует ряд поисковых систем, отслеживающих изменения в блогосфере, выявляющих связи между блогами, определяющих наиболее популярные темы обсуждений, составляющих списки самых популярных блогеров и т. д. К таким системам относятся Technorati, BlogPulse, Tailrank, BlogScope и Яндекс-Блоги.

Начиная с 1999 года блогосфера росла крайне быстрыми темпами, что сопровождалось все большим признанием со стороны науки и СМИ, выражавшимся в многочисленных статьях и исследованиях [Wortham 2007; Sifry 2006; Technorati 2008; Яндекс 2009; Трифонов 2009], в которых блоги рассматривались как новая коммуникативная среда, новый жанр, новая информационная среда, новый источник новостей, как средство выражения общественного мнения.

1.3 Некоторые аспекты теории речевых жанров
Жанроведение, как самостоятельная лингвистическая дисциплина, активно развивается в нашей стране[8] в последние десятилетия, начиная с публикации в 1979 году ставшей сегодня классической работы М. М. Бахтина «Проблема речевых жанров». С 1997 по 2007 год вышло пять тематических научных сборников «Жанры речи». В работах В. В. Дементьева, К. Ф. Седова, Т. В. Шмелевой, К. А. Долинина, М. Н. Кожиной и других ученых даются различные варианты понимания речевого жанра, предлагаются основания для типологий речевых жанров, рассматриваются общие теоретические проблемы жанроведения, а также делаются попытки описания как отдельных жанров, так и целых групп жанров — как правило, устного бытового общения[9].

Первоначально теория речевых жанров была создана М. М. Бахтиным [Бахтин 1996] более тридцати лет назад (черновик «Проблемы речевых жанров» был создан еще в 1953 году, но был впервые опубликован — в виде фрагментов — в 1978 году в «Литературной учебе»), а в целом теорию речевого общения Бахтин начал разрабатывать со своими единомышленниками уже с конца 1920-х годов [Волошинов 1929; Волошинов 1930]. По известному определению М. М. Бахтина, речевые жанры — это «определенные, относительно устойчивые тематические, композиционные и стилистические типы высказываний» [Бахтин 1996: 165]. Под высказыванием М. М. Бахтин понимал единицу речевого общения, границы которой определяются сменой речевых субъектов. Смена речевых субъектов, по М. М. Бахтину, является первой конститутивной особенностью высказывания. Вторая такая особенность — специфическая завершенность высказывания. «Эта завершенная целостность высказывания, обеспечивающая возможность ответа (или ответного понимания), определяется тремя моментами (или факторами), неразрывно связанными в органическом целом высказывания: 1) предметно-смысловой исчерпанностью; 2) речевым замыслом или речевой волей говорящего; 3) типическими композиционно-жанровыми формами завершения» [Там же: 182]. М. М. Бахтин придавал огромное значение изучению речевых жанров, поскольку «говорящему даны не только обязательные для него формы общенародного языка (словарный состав и грамматический строй), но и обязательные для него формы высказывания, то есть речевые жанры; эти последние так же необходимы для взаимного понимания, как и формы языка. Речевые жанры, по сравнению с формами языка, гораздо более изменчивы, гибки, пластичны, но для говорящего индивидуума они имеют нормативное значение, не создаются им, а даны ему» [Там же: 187]. При этом высказывания, а вместе с этим и жанры как их типы, Бахтин понимал крайне широко, относя к ним и однословную реплику, и большой роман. Бахтин же ввел понятие первичных (простых) и вторичных (сложных) речевых жанров, к первым относя «жанры, сложившиеся в условиях непосредственного речевого общения», а ко вторым жанры, возникающие «в условиях более сложного и относительно высокоразвитого и организованного культурного общения (преимущественно письменного). В процессе своего формирования вторичные жанры вбирают в себя и перерабатывают различные первичные (простые) жанры» [Там же: 162].

В. Е. Гольдин к актуальным проблемам теории речевых жанров относит: 1) параметризацию жанровых форм и установление системных отношений между параметрами, 2) создание классификаций и многоаспектной типологии жанров, 3) уточнение главных оппозиций в системе терминов жанроведения, 4) структуризацию жанроведческих понятий в системе общелингвистических концептов и 5) исследование жанровых форм в историческом аспекте [Гольдин 1999].

В. В. Дементьев в работе [Дементьев 2002] предлагает выделять следующие направления в теории речевых жанров: лингвистическое изучение речевых жанров (генристику) и прагматическое изучение речевых жанров (жанроведение). Если воспользоваться семиотической парадигмой «семантика — синтактика — прагматика», то можно сказать, что первое направление основное внимание уделяет синтактике и семантике речевого жанра, а второе — его прагматике. В синтактике речевого жанра активно используются достижения лингвистики текста, в которой речевой жанр обычно понимается как системно-структурный феномен, представляющий собой сложную совокупность многих речевых актов, выбранных и соединенных по соображениям некой особой целесообразности и относящихся к действительности не непосредственно, а через речевой жанр в целом. Данное направление рассматривает в основном «горизонтальные» и «вертикальные» модели организации дискурса, что способствует более глубокому осмыслению синтактики речевых жанров.

Концепции, объединяемые В. В. Дементьевым в условную группу «семантического изучения речевых жанров», имеют целью анализ семантики речевых жанров, при этом все они имеют целью (хотя бы промежуточной) анализ лексики. Расходятся они в основном в том, сколько существует жанров, какие типические речевые формы следует, а какие не следует считать речевыми жанрами. К работам данного направления относят, например, модели описания речевых жанров при помощи семантических примитивов А. Вежбицкой [Вежбицка 1997], а также «модель речевого жанра» Т. В. Шмелевой [Шмелева 1997].

Генристика во многом опирается на методологию и терминологию теории речевых актов, а некоторые исследователи, по сути, отождествляют речевые жанры и речевые акты. В генристике речевые жанры — диалогические явления — понимаются как модели инвариантно-вариантного типа и изучаются через призму синтагматических и парадигматических отношений системы. Речевые жанры рассматриваются в основном с точки зрения говорящего, его интенций. Таким образом, по мнению В. В. Дементьева, для данного направления в целом характерно весьма серьезное упрощение и обеднение концепта речевого жанра. Например, «тема речевого жанра» в лингвоцентрических исследованиях понимается обычно как просто предмет речи, тогда как у М. М. Бахтина и тема, и стиль в определенной мере прагматичны.

Второе направление теории речевых жанров — жанроведение, которое В. В. Дементьев обозначает как прагматическое изучение речевых жанров, — исходит из диалогической природы речевых жанров. Данное направление во многом сложилось из преодоления недостатков лингвистического изучения речевых жанров (монологизация идеи речевого жанра, абсолютизация интенций говорящего). Понимание жанра в рамках данного направления определяется прагматическим подходом в широком, социологическом смысле: речевой жанр рассматривается как «вербально-знаковое оформление типических ситуаций социального взаимодействия людей» [Горелов, Седов 2008]. Если в работах, отнесенных к лингвистической генристике, речевые жанры и речевые акты фактически отождествляются, то здесь исследователи отмечают ряд существенных различий между ними (см. [Кожина 1999]). Недостатком данного направления считается его недостаточная лингвистичность: чрезмерное увлечение экстралингвистическими, социологическими факторами приводит к тому, что речевые жанры рассматриваются как явления, принципиально противопоставленные явлениям языковым, а собственно языковым средствам отводится второстепенная, служебная роль.

Главные различия лингвистического и прагматического изучения речевых жанров В. В. Дементьев обозначает следующим образом: «1) ориентация на монолог ~ ориентация на диалог; 2) ориентация на логику, грамматику —> психологию ~ ориентация на взаимодействие, помещенное в социально-культурные условия конкретной ситуации —> социологию» [Дементьев 2002: 28–29]. Вместе с тем, по мнению ученого, данные два направления едины, и возможен их синтез на основе общей коммуникативной природы речевых жанров и языка, представления о том, что жанры — как и язык — суть средство формализации социального взаимодействия. Исследователь предлагает данного синтетического направления тоже «синтетическое» название «коммуникативная генристика». При рассмотрении речевого жанра на первый план в нем выходит степень жесткости правил данного жанра. Существенным является понимание речевых жанров как переходного явления между языком и речью. Речевые жанры, представляя собой коммуникативные аттракторы, накладывают ограничения на интерпретацию речевых высказываний, тем самым делая интерпретацию более стандартной и снижая степень неопределенности коммуникации. Подобные идеи можно встретить и в [Богин 1997; Федосюк 1997].

Схожие мысли высказывает и К. А. Долинин, рассматривая речевой жанр как средство организации социального взаимодействия, выполняющее ряд важных функций: 1) ориентировка адресата в речевом событии через активацию соответствующего сценария и включение соответствующей установки; 2) руководство в речевом поведении для адресанта; 3) установление правил игры: выстраивая свою речь по правилам определенного жанра, говорящий манифестирует себя как носителя определенного статуса и исполнителя некоторой роли, то есть выбор речевого жанра в определенной мере характеризует субъекта; 4) сплочение индивидов в рамках социума («обручи на бочке»): для успешной интеграции в социуме необходимо владеть не только соответствующим языком, но и общепринятыми правилами речевого поведения [Долинин 1999].

Что касается типологий речевых жанров, то К. Ф. Седов предложил выделять речевой жанр в узком значении термина — как микрообряд, который представляет собой вербальное оформление взаимодействия партнеров, то есть это достаточно длительная интеракция, порождающая диалогическое единство или монологическое высказывание, содержащее несколько микротекстовых единиц; субжанр — как жанровую форму, представляющую собой одноактное высказывание, которое обычно равно одному речевому акту и может входить в жанр в качестве тактики (внутрижанровая тактика — сюжетный поворот в рамках жанровой интеракции); гипержанр — как речевые формы, которые сопровождают социально-коммуникативные ситуации, объединяющие в своем составе несколько жанров (гипержанр — застолье, жанры — тост, застольная беседа, и т. п.) [Горелов, Седов 2008].

О. Б. Сиротинина предлагает разделять жанры чисто речевые (при отсутствии специально спланированного, сознательно использованного построения речи и употребления в ней определенных языковых средств) и риторические (в случае сознательного планирования и употребления тех или иных средств). Кроме того, она отмечает: «Все человеческое общение осуществляется в речевых жанрах, их изучение необходимо. Сомнение может возникнуть только по отношению к обучению речевым жанрам. Очевидно, обучать можно только тем из них, которые одновременно являются или хотя бы могут быть и риторическими» [Сиротинина 1999: 31]. К. Ф. Седов же предлагает отождествлять понятия вторичных и риторических жанров [Горелов, Седов 2008].

Наиболее законченный вариант типологии речевых жанров принадлежит В. В. Дементьеву [Дементьев 1997]. Исследователь предлагает взять за основу классификации предложенное Т. Г. Винокур противопоставление двух полярных речевых замыслов — «фатики» и «информатики». Для типологии фатических речевых жанров, в свою очередь, предлагается два основания: 1) степень косвенности и 2) положение на шкале межличностных отношений А. Р. Балаяна. Информативные жанры делятся на личностно релевантные (ухудшающие, либо улучшающие межличностные отношения) и личностно нейтральные. Таким образом взаимные отношения фатических и информативных речевых жанров можно представить графически в виде рис. 1. Уточнение определения коммуникативной природы каждого речевого жанра как фатической или информативной возможно через представление, условно, четырехкомпонентной смысловой структуры речевого жанра. Так, структуру ФФФФ имеют «чисто» фатические речевые жанры, ИИИИ — чисто информативные.
Рис. 1. Взаимные отношения фатических и информативных жанров.

Номенклатура речевых жанров по В. В. Дементьеву в окончательном виде представлена в виде таблицы 1.
Таблица 1. Номенклатура речевых жанров по В. В. Дементьеву.


1.4 Лингвистическое изучение Интернет-коммуникации
Активное развитие Интернета как коммуникативной среды привело к тому, что за последнее десятилетие появилось значительное число лингвистических работ, посвященных данной проблематике. По мнению Е. И. Горошко, на данный момент можно уже говорить о формировании особой дисциплинарной парадигмы «Лингвистика Интернета». Основной целью этого направления должно стать описание и объяснение особенностей функционирования языка в Интернете с учетом сложного взаимодействия некоторого открытого множества факторов при изначальной включенности человека в социально-культурный контекст взаимодействия в Сети. Это научное направление является направлением интегративного типа, которое должно соединять подходы и методологию различных лингвистических дисциплин: социолингвистики, психолингвистики, лингвистики текста, при этом формируя и свой собственный исследовательский инструментарий. Его исследовательским объектом является электронная коммуникация, под которой понимается коммуникативное взаимодействие в глобальной компьютерной сети Интернет, а предметом исследования становятся лингвистически релевантные особенности электронной коммуникации на различных языковых уровнях: морфологическом, лексическом, синтаксическом, текстовом (на уровне текста или совокупности текстов), коммуникативном (уровне коммуникативной стратегии) и т. д. [Горошко 2007в].

Ряд ученых говорит о возникновении особого электронного письма (третей формы речи, наряду с устной и письменной), а также особой функциональной разновидности языка [Трофимова 2004]. Л. Ю. Иванов объясняет это рядом причин:

  • Во-первых, сфера функционирования этого подъязыка четко отграничена от других сфер коммуникации, т. к. она осуществляется при помощи технических электронных средств и является всегда опосредованной ими.
  • Во-вторых, этот подъязык служит удовлетворению специфических коммуникативных целей (фатической цели – общение ради общения и т.д.).
  • В-третьих, этот подъязык «инициировал» возникновение новой системы мультимедийных жанров и жанровых форматов, и в результате способствовал развитию нового направления в теории конвенциональных жанров — виртуального жанроведения [Горошко 2007б].
  • В-четвертых, языковые средства этой функциональной разновидности языка характеризуются определенным набором уникальных (или практически уникальных) лексических и грамматических характеристик, которые могут быть легко выделимы, формализуемы и образуют единый прагматический комплекс.

При этом Л. Ю. Иванов считает, что «электронный язык» является именно функциональной разновидностью языка, а не функциональным стилем, в силу целого ряда свойств, дифференцирующих понятие «стиль» от понятия «подъязык» или «разновидность языка». К этим свойствам относится значительное наличие нейтральных средств Литературного языка, как на периферии, так и в центре, и ненормативных средств языка, которые в этом аспекте приближают его к языку СМИ. Эта разновидность языка стилистически незамкнута и не может быть сведена ни к одному из функциональных стилей и других функциональных разновидностей языка. Этот язык нельзя связать ни с одной специальной сферой коммуникации или типом дискурса (научного, религиозного, образовательного и прочее). И эта разновидность языка наряду со специфическими зонами и функциями «обслуживает» и обыденное человеческое общение (приводится по [Горошко 2007в]).

По мнению Е. И. Горошко, Интернет-коммуникация характеризуется следующими чертами:

  • «Во-первых, это общение крайне полифонично, и объединяет в себе громадное количество различных типов дискурса и речевых практик.
  • Во-вторых, гипертекстовые и интерактивные возможности Сети полностью меняют или крайне видоизменяют порождение и восприятие текста. Например, возможность гиперссылочного аппарата позволяет читателю не только следовать авторскому развертыванию текста, но и осуществлять собственную навигацию.
  • В-третьих, существенными факторами, влияющими на общение в Сети, является его анонимность и дистантность. Эти факторы наряду с физической непредставленностью участников общения, возможностью «присоединиться» или «отсоединиться» в любой момент от общения в Сети, отсутствие инструментов принуждения способствует, с одной стороны, усилению девиантного коммуникативного поведения (явления спама, троллинга или флуда): снижается до минимума ответственность за свои проступки в Сети. С другой стороны, эти факторы стимулируют нарушение языковой нормы в целях установления и поддержания виртуальных контактов. В Сети существует проблема постоянного создания, поддержания и удержания контакта, что требует максимальной мобилизации предназначенных для этого языковых средств. И это не только нарушения языковой нормы. По наблюдениям многих лингвистов и по данным разных языков, обслуживающих Интернет, перлокуция (перформативные высказывания) здесь приобретает исключительное значение. Ситуация установления и поддержания контакта приводит к коммуникативному новаторству, делая это общение необыденным и оригинальным. Креативность языковой виртуальной личности в коммуникативном пространстве сети постоянно растет. Причем этот рост «идет» по всем языковым уровням, что делает сетевой язык уникальным исследовательским объектом для лингвистического изучения: в Интернете мы наблюдаем взрыв народного речетворчества, захватывающий все языковые уровни, но особенно ярко это видно по сетевой лексике и особому компьютерному сленгу, возрождению эпистолярного жанра, частому использованию приемов языковой игры и прочее. Однако часто это новаторство выражается в отклонении от графических и грамматических языковых норм.
  • В-четвертых, замещенный характер общения, когда минимум информации о виртуальном собеседнике инициирует особенное внимание к метатекстовой информации и ее «достраивание» до необходимых выводов..
  • В-пятых, это общение достаточно эмоционально. Эмоциональная насыщенность такого общения имеет компенсаторный характер в условиях практически полного отсутствия невербальных средств для передачи эмоций и описания эмоциональных состояний. Заметим, что эмоциональная насыщенность в этой среде достигается как с помощью графических вербальных средств (использование заглавных букв, повторений пунктуационных знаков, смайлики и прочее), так и специальных программных графических средств, прошитых в оболочке программного обеспечения, например «эмотикон» (когда графическое изображение «рожицы» (часто цветной), выражающее определенную эмоцию, добавляется к любому текстовому сообщению или реплике).
  • В-шестых, на общении в Интернете не может не сказаться добровольность и желательность контактов. Более того, коммуникативное пространство Интернета (в силу перечисленных выше свойств) предоставляет уникальный полигон для построения виртуальной языковой личности: способам ее самопрезентации и творческой самореализации» [Горошко 2007в].

Схожие мысли высказывает И. С. Шевченко, выделяя следующие психологические особенности общения посредством сети Интернет (приводится по [Рогачева 2008]):

  1. анонимность (указываемые участником общения личные сведения могут быть неполными или даже ложными);
  2. раскрепощенность, ненормативность и некоторая безответственность участников общения (человек в сети проявляет большую свободу высказываний вплоть до оскорблений и нецензурных выражений), что связано со снижением психологического и социального риска в процессе общения благодаря анонимности;
  3. своеобразие протекания процессов межличностного восприятия в условиях отсутствия невербальной информации (особую роль начинают играть механизмы стереотипизации и установка);
  4. добровольность и желательность контактов (контакт можно прервать в любой момент);
  5. затрудненность эмоционального компонента общения и, в то же время, стойкое стремление к эмоциональному наполнению текста (это ведет к поиску механизмов передачи эмоций при отсутствии невербальной информации; такими механизмами становятся смайлики, описание эмоций словами в скобках или внутри **);
  6. стремление к нетипичному, ненормативному поведению (зачастую пользователи презентируют себя с иной стороны, чем в условиях реальной социальной нормы, проигрывают не реализуемые в действительности роли, сценарии ненормативного поведения).

Подобные особенности выделяются также и в [Литневская, Бакланова 2005; Дягилева 2008].

Некоторые исследователи (см. например [Нестеров, Нестерова 1999; Шаповалова 2007; Рогачева 2008]) предлагают рассматривать всю Интернет-коммуникацию, отдельные явления внутри нее («падонкаффский» язык), либо же отдельные Интернет-жанры (чаты, блоги) в контексте концепции карнавала М. М. Бахтина, считавшего средневековый карнавал своего рода «второй жизнью», «миром наизнанку», пародировавшим повседневный быт и официальные церемонии, высмеивавшим «закостенелые» нормы и отменявшим статусные различия между людьми[10].

1.5 Виртуальное жанроведение
Исследованию различных жанров Интернет-коммуникации[11] посвящается в последнее десятилетие немало работ как в России, так и за рубежом, что позволило Е. И. Горошко говорить о появлении особого направления в теории речевых жанров — виртуального жанроведения [Горошко 2007б]. Н. Б. Рогачева выделяет следующие задачи данного направления: определение Интернет-жанра; соотношение и взаимодействие традиционных (off-line) и Интернет-жанров; поиски критериев для классификации последних; описание отдельных Интернет-жанров [Рогачева 2008].

Е. И. Горошко замечает [Горошко 2007б], что исследования дигитальных жанров в настоящее время развиваются по трем основным проблемных областям:

  1. Функции жанра. Здесь можно говорить о двух направлениях:
    • описание социальных и организационных функций жанров, т.е. определение их роли и места в дискурсивном сообществе, жанровый репертуар и система жанров в целом;
    • изучение функций жанра с точки зрения пользовательского интерфейса.
  2. Эволюция жанров:
    • изучение способности приспособления бумажных жанров к новой электронной среде с постоянно увеличивающимися возможностями гипермедиа;
    • особенности гибридизации жанров и возникновение абсолютно новых форм дигитальных жанров.
  3. Видение дигитального жанра как лингво-философской категории и рассмотрение его как модифицированного речевого жанра. Параллельно осуществляется изучение дигитального жанра с позиций когнитивно-прагматических основ создания виртуальной личности.

Среди факторов, влияющих на дигитальные жанры, Е. И. Горошко выделяет следующие:

  1. Гипертекстуальность и интерактивность среды.
  2. Интенсивность использования мультимедиа.
  3. Возможности поддержания связи между автором текста и его аудиторией.
  4. Синхронность/асинхронность коммуникации.
  5. Частота обновления информации.
  6. Адресат текста.
  7. Фигура автора текста: особенности его языковой личности (например, статусное положение, биосоциальные характеристики (возраст, гендер, родной язык)), множественность и единственность авторства электронного текста, коммуникативные цели, которые автор намеревается реализовать в электронной среде, и проч.
  8. География Интернета [Горошко 2007б].

Как видим, важную роль здесь играют технологические факторы. К похожим выводам пришел и М. Л. Макаров, исследовавший пять дигитальных жанров (гостевые книги, форумы, ICQ, чаты и электронную почту): «В процессе формирования новых жанров на фоне других факторов все более заметную, а иногда и просто определяющую роль играет ранее не принимавшийся всерьез «технический», а точнее — «технологический» критерий» [Макаров 2005].

Важное место технологические факторы занимают и в фасетной классификационной схеме[12] для компьютерно-опосредованного дискурса, разработанной С. Херринг [Herring 2007]. Само понятие фасетной классификационной схемы заимствовано исследователем из библиотековедения и теории информации (library and information science), где оно было разработано в 1930-е годы для классификации книг в библиотеках, а позднее стало использоваться для хранения и поиска информации, в том числе в автоматических поисковых системах. С. Херринг предложила классификационную схему, состоящую из двух групп параметров (фасетов): первая из них характеризует среду (medium), то есть технологические факторы, а вторая — ситуацию, то есть социальные факторы. Набор социальных параметров был отчасти заимствован из модели классификации дискурса, разработанной в 1974 году Д. Хаймсом. Цель данной схемы — сформулировать те аспекты контекста — как технологического, так и социального — которые потенциально могут тем или иным образом влиять на функционирование дискурса в системах КОК. Она призвана дополнить традиционный жанровый подход к описанию КОК. Несомненным достоинством этой схемы является то, что она содержит ряд эксплицитно выраженных параметров, совокупность которых можно рассматривать как своего рода модель дигитального жанра (ср. с моделью речевого жанра Т. В. Шмелевой [Шмелева 1997]). Таким образом, схему можно использовать как для описания отдельных Интернет-жанров, так и для сопоставления различных таких жанров.

Что касается исследований конкретных дигитальных жанров, то в отечественной лингвистике основное число работ посвящено чатам и ICQ (см. например [Нестеров, Нестерова 1999; Макаров 2005; Литневская, Бакланова 2005; Голубева, Левоненко 2005; Самойленко 2005; Олейникова 2009]). Блоги остаются практически неисследованной областью. Так, в наиболее подробном и основательном лингвистическом исследовании Интернета, проведенном Г. Н. Трофимовой [Трофимова 2004] тема блогов совершенно не затрагивается.

Существует ряд российских исследований, в которых блоги рассматриваются с точки зрения психологии (материалы сборника «Личность и межличностное взаимодействие в сети Internet. Блоги: новая реальность», среди которых [Алябьева 2006; Волохонский 2006; Зайцева 2006; Курчакова 2006; Сафронова 2006; Соколов 2006]), культурологии [Gorny 2004], журналистики [Трифонов 2009], маркетинга («Блоги. Новая сфера влияния» А. В. Попова — приводится из [Трифонов 2009]) и т. д.

Одной из первых собственно лингвистических русскоязычных работ, связанных с блогами, стал проведенный М. Ю. Сидоровой анализ рефлексии «наивного» говорящего над языком и коммуникацией по материалам блогов (в работе использовалось понятие «Интернет-дневники» (ИД)) [Сидорова 2003]. Активность такой рефлексии исследователь связывает с тремя факторами:

  1. Человек, активно ведущий блог, — это «человек Интернета, «с головой» вовлеченный в электронную коммуникацию, проводящий огромную часть своего времени спиной к реальному миру, лицом к монитору компьютера. Буквы и другие символы, появляющиеся на экране, общение с виртуальными собеседниками заменяют во многом для него действительность действия и традиционные формы человеческой коммуникации, причем коммуникации неофициальной, интимной, существующей обычно в устной форме» [Там же]. Отсюда — поиск новых средств самовыражения, сопряженный с активной языковой и речевой рефлексией.
  2. Неопределенность и гибкость самого жанра. «В самой концепции открытого дневника заложено внутреннее противоречие, ощущаемое, по подсказке культурной традиции, пишущими: установка на автокоммуникацию и искренность дневника конфликтует с его открытой адресованностью, предназначенностью для прочтения и обсуждения незнакомыми людьми. <…> Существующий в сознании «дневниководов» конфликт «установок» выливается в рефлексию над дневниковым жанром (и шире — дневниковым самовыражением) в ИД. То же касается двух других противоречий, над которыми размышляют авторы ИД:
    • между автобиографичностью и фикциональностью (вымышленностью) содержания и
    • между спонтанностью, естественностью, непосредственностью изложения и его литературной «выделанностью», стилистической обработанностью, желанием «писать красиво» [Там же].
  3. «Хотя тексты ИД демонстрируют разную степень владения языком у их авторов, можно утверждать, что человек, способный на планомерное ведение такого дневника, — это все-таки человек с определенным уровнем образования, культурным запасом и развитой языковой способностью. Это человек, внутреннего содержания которого хватает на полгода, год, полтора, два… года регулярного автобиографирования и автоинтерпретации, причем форма и содержание его высказываний оказываются интересными для многих других людей (авторы дневников, не «нажившие» постоянных читателей, надолго в сообществе не задерживаются). Свобода языкового самовыражения, предоставляемая ИД, для такой личности не бездумна и принимаема как должное, а, напротив, становится горячей темой размышления и обсуждения в дневнике» [Там же].

В работе выделены следующие тематические категории такой рефлексии: 1) размышления о трудности самовыражения и письма вообще; 2) рефлексия над композицией, стилем и т. д.; 3) размышления над своим (реже — чужим) речевым образом, коммуникативным поведением, манерой письма; 4) размышления над русским языком и особенностями организации коммуникации в Сети; 5) собственно языковая и речевая рефлексия; 6) размышления над реальной повседневной коммуникацией; 7) размышления над номинациями; 8) рассуждения о художественной литературе, о языке художественной литературы, о литературности вообще; 9) рассуждения о жанре. В наиболее интересующей нас последней категории выделяется два распространенных подтипа:
«а) Организационные соображения. Размышления автора над собственным дневником и функционированием всего «дневникового сообщества»: констатирующие (так есть) и оптативные (надо бы так сделать).
б) Уничижительная самоинтерпретация. Может быть в дневнике позой или искренним отношением автора к избранному жанру и к качеству своего письма. Имеет две разновидности — обобщенную и индивидуальную: «Открытый дневник — это в принципе неестественно, ненормально, это бред» или «То, что я пишу, — это неестественно, ненормально, неинтересно, некрасиво, это бред, чушь…» [Там же].

Н. С. Умнова провела исследование текстового выражения и восприятия гендерной составляющей блогов (в работе использовалось понятие «Интернет-дневник»), придя в итоге к выводу, что четких критериев определения пола автора того или иного универсального текста нет, и стопроцентно верное определение его гендерной роли невозможно. Следовательно, в универсальной группе границы между мужским и женским языком практически не существует. Однако исследователь замечает, что до сих пор сильно «влияние еще не отмершего стереотипа, формулируемого примерно как «женщины пишут бред». Удивительно, что его придерживаются не только мужчины, но и женщины. Таким образом, все тексты, более-менее четкой структуры и содержания, с наименьшим количеством эмоций, вернее, слов их выражающих, без «неуверенных» вводных слов («наверно», «кажется» и т. п.), тексты с бóльшим уклоном в отрицание, нежели в сторону положительной оценки и т. п., такие тексты большинством относятся к мужским» [Умнова 2005].

Гендерные аспекты «блоггики[13]» (ведения блогов) рассматривала также украинский исследователь Е. И. Горошко [Горошко 2007а]. В своем исследовании она провела среди украинских пользователей Интернета ряд психолингвистических экспериментов (с использованием метода свободных и цепных ассоциаций, неоконченных предложений, специальных вопросников и семантического дифференциала) с целью выявления гендерных особенностей в восприятии блогосферы как социальной коммуникативной практики. По результатам исследования исследователь пришла к выводу, что «блог на настоящий момент не мыслится в обыденном сознании украинских пользователей Интернета как средство коммуникации или же социальная практика. Наиболее популярна электронная почта, чат, затем форум. Блог и неизвестен, и непопулярен» [Там же]. Следует подчеркнуть, что эти выводы относятся исключительно к украинским пользователям Интернета, причем по состоянию на 2006 год, когда проходили эти эксперименты.

Как видим, имеющиеся в русистике единичные исследования блогов касаются, как правило, каких-то конкретных их аспектов, посвящены рассмотрению отдельных явлений внутри блогов и не рассматривают напрямую собственно жанровые проблемы. Работа Н. Б. Рогачевой [Рогачева 2008] в этой связи занимает своего рода промежуточную позицию: предметом ее исследования также являлись конкретные явления в рамках блогов (языковая игра и ирония), однако она рассматривала их в качестве жанрообразующих признаков блога (в данной работе употребляются понятия как «блога», так и «Интернет-дневника»). По мнению исследователя, блоги — как и вся вообще Интернет-коммуникация — могут быть отнесены к вторичным речевым жанрам: на том основании, что в них действуют не реальные люди, а их виртуальные двойники, принципиально нетождественные реальным людям, стоящим за ними (все происходящее воспринимается как осуществляемое «невзаправду», «понарошку»). Своеобразная замена реальных людей «масками» создает особое конвенциональное, игровое пространство, схожее с бахтинской концепцией карнавала как «мира наизнанку». В качестве коммуникативных правил данного пространства называется прямая зависимость между степенью личностности, значимости для автора темы и использованием языковой игры и иронии (т. е. с возрастанием серьезности темы возрастает вероятность употребления при ее обсуждении языковой игры и иронии). Это объясняется тем, что обсуждение личностно значимых тем создает угрозу смешения настоящего «Я» автора и его виртуальной маски, что нарушает правила игры. Таким образом, по мнению Н. Б. Рогачевой, «в Интернет-дневниках не принято относиться серьезно к себе, а следовательно, и к собственным мировоззренческим установкам, ценностям и т. п., а также прямо и ярко выражать положительную (особенно эстетическую) оценку. Создается образ ироничного (и — что важнее — самоироничного), насмешливого, слегка циничного автора дневника. Такая позиция позволяет пользователю ЖЖ[14] не бояться потери своего «виртуального лица» [Там же]. Допустимым также становится абсолютно некооперативное, агрессивное поведение.

Что касается западных исследований, то первоначально анализом блогов занимались сами первые блогеры. Наиболее заметной фигурой здесь выступает Р. Блад. По ее мнению, основными конститутивными характеристиками блогов выступают частая обновляемость, большое количество ссылок на внешние сайты или другие блоги и высокий уровень социальной интерактивности, под которым она имеет в виду то, что блоги часто ссылаются друг на друга и что во многих блогах читатели могут оставлять комментарии к записям [Blood 2000]. Блад выделяет три типа блогов: фильтры, частные дневники и записные книги. Фильтры сосредоточены на внешней по отношению к блогеру информации и представляют собой коллекции ссылок, сопровождаемые комментариями. Частные дневники сосредоточены на внутренней по отношению в блогеру информации, то есть его размышлениях, отчетах, отзывах и т.д. Записные книги отличаются бóльшим размером записей и представляют собой сфокусированные, развернутые эссе [Там же].

С. Кришнамурти предложил (см. рис. 2) классификацию блогов по четырем основным типам в соответствии с двумя измерениями: личное против тематического и индивидуальное против общественного [Krishnamurthy 2002].
Рис. 2. Классификация блогов по С. Кришнамурти.

Наиболее авторитетное и известное научное лингвистическое изучение блогов проводится группой ученых, выступающих под брендом BROG, означающим «(We)blog Research on Genre project» («Проект жанрового исследования блогов»). Группа создана на факультете библиотековедения и теории информации Индианского университета, находящегося в городе Блумингтоне в штате Индиана. Основателем и руководителем проекта выступает один из пионеров исследования КОК, бывший редактор «Журнала по компьтерно-опосредованной коммуникации» С. Херринг. Наибольшую известность получила их работа 2004 года «Преодолеть разрыв: жанровый анализ веблогов» [Herring et al. 2004]. В ней ученые проводят контент-анализ 203 случайно отобранных блогов, сравнивая результаты с популярными утверждениями о характере блогов, и приходят к выводу, что социальная интерактивность блогов и их ориентированность на внешние события преувеличена, а важность блогов как индивидуальных форм самовыражения напротив недооценивается. С. Херринг также предлагает в качестве предшественника блогов-дневников жанр бумажного дневника, появившийся столетия назад, а в качестве предшественника блога-фильтра — жанр редакторской колонки. При этом С. Херринг считает, что блог по своему характеру является гибридным жанром, а важнейшим жанрообразующим критерием в данном случае является технологический. Именно развитие технологий спровоцировало появление этого жанра, оно же влияет на его развитие и эволюцию. Блоги, по мнению С. Херринг, занимают промежуточную позицию между стандартными HTML-страницами и асинхронной КОК (форумами), способствуя их сближению и постепенному стиранию границ между ними. В виде схемы это представлено на рис. 3.
Рис. 3. Взаимоотношение стандартных веб-страниц и асинхронной КОК.


Вывод по главе 1
Рассмотрев в данной главе подходы к определению блога, историю блогов, а также современное состояние теории речевых жанров, лингвистических исследований Интернет-коммуникации и виртуального жанроведения, мы приходим к выводу, что при рассмотрении блогов с точки зрения жанрового подхода необходимо разделять понятия Интернет-жанра и собственно речевого жанра в бахтинском понимании термина. При этом блог следует описывать с обеих позиций. Каждая крупная сфера использования языка обладает своим набором речевых жанров со своими специфическими особенностями. Вместе с тем все эти жанры обладают общей жанровой природой, и жанроведам необходимо выработать единые критерии для описания и классификации любых жанров любых сфер человеческого общения. Как писал М. М. Бахтин, жанром является и односложная реплика бытового диалога, и многотомный роман. Несомненно, что для описания жанров бытового устного общения необходимы свои особые подходы, отличные от подходов, применяемых, скажем, для описания литературных жанров. Но несомненно и то, что необходимы единые критерии для описания всех вообще речевых жанров как таковых. Определенные шаги в этом направлении, разумеется, уже сделаны [Дементьев 1997; Шмелева 1997; Вежбицка 1997; Горелов, Седов 2008].



ГЛАВА 2. ПРАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ: ЖАНРОВЫЙ АНАЛИЗ

2.1 Описание материала
В качестве материала для исследования были взяты последние записи из 50 наиболее популярных русскоязычных частных блогов по версии веб-сайта Yandex.ru[15] по состоянию на 26 марта 2009 года. При этом несколько блогов из этого рейтинга по разным причинам в выборку не попали:

  1. http://lleo.aha.ru/dnevnik/ («Леонид Каганов. Онлайн дневник»[16]): данный веб-сайт не обладает одним из основных конститутивных признаков блогов — наличием ленты записей, расположенных в обратном хронологическом порядке.
  2. http://dubva1.livejournal.com («Пражский бизнесмен, один из создателей рунета»): блог был «заморожен» администрацией блог-платформы.
  3. http://infoporn.org.ua («Iнфопорн»): данный блог, во-первых, не частный, а коллективный, а во-вторых, ведется не на русском, а на украинском языке.
  4. http://juliy.livejournal.com («все что вы хотели знать про Юлия В. Чиркова,™ но боялись спросить»): блог был «заморожен» администрацией блог-платформы.
  5. http://www.film.ru («Фильм.ру - блог»): данный веб-сайт представляет собой полноценный информационный портал, блога там не было обнаружено.
  6. http://internetno.net («Интернетные штучки»): данный блог является коллективным, а не частным.

Вместо них были взяты блоги, занимавшие в рейтинге места с 51-го по 56-е. Таким образом окончательный список блогов, вошедших в выборку, выглядит так:

  1. http://drugoi.livejournal.com («Журнал Другого»).
  2. http://tema.livejournal.com («Всё больше людей говорят да*бтвоюмать с Visa.»).
  3. http://abpaximov.livejournal.com («Все, что делается, - к лучшему!»).
  4. http://dolboeb.livejournal.com («Живые записки Антона Носика»).
  5. http://www.blogbaster.org («БЛОГбастер»).
  6. http://radulova.livejournal.com («Наталья Радулова»).
  7. http://katoga.livejournal.com («KATOGA»).
  8. http://fritzmorgen.livejournal.com («Фриц Моисеевич Морген»).
  9. http://fima-psuchopadt.livejournal.com («Докторрр ин дер ролле Fima_Psuchopadt (с)»).
  10. http://blogs.mail.ru/mail/vrs63 («БЛОГ УМНЫХ МЫСЛЕЙ»).
  11. http://u-96.livejournal.com («Вахтенный журнал стареющего пирата»).
  12. http://mi3ch.livejournal.com («Дмитрий Чернышев»).
  13. http://krylov.livejournal.com («Всеобщий синопсис или Система мнений»).
  14. http://alex-levitas.livejournal.com («Тот самый Алекс Левитас™»).
  15. http://blog.igorpronin.ru («Блог салона моды Игоря Пронина»).
  16. http://stanislav-mikov.livejournal.com («Всё совсем не так, как кажется на самом деле.»).
  17. http://blog.blogun.ru («Блог Блогуна»).
  18. http://lj.rossia.org/users/tiphareth («Misha Verbitsky»).
  19. http://rusanalit.livejournal.com («Теория заговора»).
  20. http://roizman.livejournal.com («Сила в правде»).
  21. http://scandal-max.livejournal.com («Радости и печали старого пердуна»).
  22. http://www.lexincorp.ru («_LexIncorp_»).
  23. http://oleg-kozyrev.livejournal.com («Олег Козырев»).
  24. http://stillavinsergei.livejournal.com («Сергей Стиллавин»).
  25. http://dobrokhotov.livejournal.com («Вы ошиблись адресом»).
  26. http://labazov.livejournal.com («LABAZ»).
  27. http://navalny.livejournal.com («Навальный»).
  28. http://aillarionov.livejournal.com («aillarionov»).
  29. http://www.ajdnevnik.ru («alexjdanov»).
  30. http://golubchikav.livejournal.com («Шаги по стеклу»).
  31. http://plucer.livejournal.com («РУССКОЕ ИСКУССТВО СЕГОДНЯ: АКЦИИ, ПЕРФОРМАНСЫ, ИНСТАЛЛЯЦИИ, ЖИВОПИСЬ, ФОТО, СТИХИ»).
  32. http://davydov.blogspot.com («Маркетинг В Маленьком Городе»).
  33. http://divov.livejournal.com («Может быть лучше»).
  34. http://apazhe.net («Православный Газенваген™ — русский человек посреди Эквадора»).
  35. http://oligarch.livejournal.com («Олигарх»).
  36. http://tarlith-history.livejournal.com («Записки Городской Стражи»).
  37. http://tanyant.livejournal.com («tanyant»).
  38. http://sholademi.livejournal.com («Записки благодушного циника»).
  39. http://ibigdan.livejournal.com («Самый сок !»).
  40. http://aqua-snezhok.livejournal.com («Snowball's blog»).
  41. http://dr-piliulkin.livejournal.com («Приемный Покой Доктора Пилюлькина»).
  42. http://www.exler.ru/blog/
  43. http://www.idiot.ru («Идiотъ»).
  44. http://www.liveinternet.ru/users/radioheads («RadioHeads»).
  45. http://insie-ru.livejournal.com («Инсай украсит вашу жизнь!»).
  46. http://jeebee.ya.ru («JeeBee»).
  47. http://varjag-2007.livejournal.com («varjag_2007»).
  48. http://jolita.livejournal.com («вся жизнь – игра»).
  49. http://users.livejournal.com/_corso_ («_corso_»).
  50. http://avva.livejournal.com («Failing better»).

Из каждого блога брались последние по времени написания записи, расположенные на первой (главной) странице. Количество таких записей в отдельных блогах выборки варьируется от 3 до 50. Среднее количество записей в одном блоге — 22, а общее количество записей в выборке составило 1090.

Если рассматривать данную выборку по отношению к 50 наиболее популярным частным русскоязычным блогам по состоянию на 26 марта 2009 года, то, разумеется, она будет представлять собой генеральную совокупность явления. Если же рассматривать ее по отношению ко всем вообще русскоязычным частным блогам, то это будет неслучайная типовая выборка (выборка типичных объектов). Думается, что такая выборка будет в достаточной мере репрезентативной.

Рассмотрение популярных и авторитетных представителей явления как прототипических случаев явления в целом представляется вполне легитимным методом исследования наряду со случайным отбором. В самом деле, ведь для исследования, скажем, современного состояния литературы вполне правомерно использовать для рассмотрения произведения из списка бестселлеров (сложно представить себе случайный отбор литературных произведений). Да, в таких списках могут отсутствовать какие-то малоизвестные потенциальные шедевры, но в них также будут отсутствовать тысячи графоманских текстов. Зато эти списки будут отражением массового вкуса потребителей данного явления.

То же верно и в отношении списка популярных блогеров. Эти авторы представляют собой пример успешной коммуникации в рассматриваемом жанре (блог). Они являются авторитетными участниками блогосферы, в значительной мере влияя на мнения и установки других блогеров, являясь для массовой аудитории блогеров своего рода «законодателями мод», «властителями дум», указывая некий эталон, образец того, как следует вести блог. Поэтому представляется справедливым, что те выводы, которые будут сделаны в этом исследовании о коммуникативных и языковых свойствах популярных русскоязычных блогов, вполне можно спроецировать в некоторой степени и на всю русскую блогосферу в целом.

Составление случайных выборок блогов в настоящее время представляет собой определенные трудности. С. Херринг и ее коллеги в рамках своего исследования блогов использовали веб-сайт Blo.gs, предоставлявший функцию просмотра случайного блога из обширной выборки [Herring et al. 2004]. Однако этот веб-сайт достаточно давно отключил данную возможность. К тому же он был ориентирован в основном на англоязычные блоги. Аналогичного веб-сайта для русской блогосферы нам не известно. Функцию просмотра случайного блога предоставляют отдельные блог-платформы, но далеко не все. К тому же все возрастающую часть русской блогосферы составляют автономные блоги. По данным Яндекса, число активных автономных блогов в Рунете составляет 53 000, это 6% от общего числа активных русскоязычных блогов [Яндекс 2009].

В нашей выборке представлены блоги с блог-платформ LiveJournal.com, LiveInternet.ru, Blogs.Mail.ru, Blogger.com, LJ.Rossia.org, Ya.ru, а также несколько автономных блогов.

2.2 Блог как Интернет-жанр
Для описания блогов как дигитального жанра (наряду с такими уже хорошо известными явлениями как электронная почта, чат, форум и т. д.) попробуем применить по отношению к нашей выборке предложенную С. Херринг фасетную классификационную схему для компьютерно-опосредованного дискурса [Herring 2007] (см. про нее также в теоретической главе).

Схема состоит из двух наборов параметров (фасетов). 1-й набор параметров характеризует среду (medium), то есть технологические факторы (таблица 2).
Таблица 2. Параметры, характеризующие среду.

2-й набор параметров характеризует ситуацию, то есть социальные факторы (таблица 3).
Таблица 3. Параметры, характеризующие ситуацию.

Первый технологический фактор (Т1) относится к синхронности участия. В асинхронных системах для получения и отправки сообщений от пользователей не требуется быть одновременно авторизованными в системе. В качестве примера можно привести электронную почту. Примером же синхронных систем служат разнообразные чаты. Традиционная письменная коммуникация, как правило, асинхронна, а устное общение обычно синхронно. В связи с этим параметр синхронности может быть полезен для сравнения различных типов КОК с письменным и устным дискурсом. Блоги относятся к асинхронным системам.

Следующий параметр (Т2) связан с гранулярностью (granularity) единиц, передаваемых при помощи системы КОК, то есть идет ли передача в формате «сообщение за сообщением» или «знак за знаком»; другими словами — может ли адресат видеть сообщение адресанта в процессе его создания. Это влияет на возможность мгновенной ответной реакции при обмене сообщениями, иначе говоря — на возможность адресата «перебить» адресанта. Передачу в формате «сообщение за сообщением» называют односторонней. К этому типу относится большинство систем КОК. Двусторонняя передача возможна в некоторых системах для мгновенного обмена сообщениями (instant messengers). В блогах передача односторонняя.

Под постоянством записей (Т3) С. Херринг подразумевает то, насколько долго сообщения сохраняются после их получения. Так, в электронной почте сообщения сохраняются, пока их не удалит сам пользователь, а в большинстве чатов старые сообщения исчезают, уступая место новым. При этом, постоянство сообщений в чатах все же выше, чем в случае стандартной устной речи. В целом бóльшее постоянство КОК повышает степень метаязыковой рефлексии пользователей, а также стимулирует более активное использование языковой игры. Степень постоянства записей в блогах очень велика. Потенциально блог-записи сохраняются навечно — за исключением случаев, когда сам пользователь решает удалить какую-либо запись (что в целом нетипично для блогов) или весь его блог удаляется им самим или администраторами блог-платформы. Однако следует отметить, что на первой (главной) странице блога в виде стандартной для блогов ленты записей сохраняется лишь незначительное количество последних по времени записей (это число зависит от настроек пользователя и возможностей блог-платформы, но как правило не превышает 50-ти). Найти старую запись можно при помощи поисковых систем или через архив, устроенный по календарному принципу.

Размер буфера сообщения (Т4) указывает на допустимое системой число знаков в одном сообщении. В блогах это число зависит от блог-платформы, но в целом блог-записи могут быть достаточно большими. Так, на LiveJournal.com размер одной записи ограничен 65 535 знаками. В последние годы, однако, появился и стремительно набирает популярность особый тип блогов — т. н. микроблоги[17] — в которых размер одной записи ограничен 140 знаками.

Под каналами коммуникации (Т5) С. Херринг имеет в виду возможность и степень использования мультимедиа, а именно — видео- и аудио-каналов. Блоги функционируют в веб-интерфейсе и, следовательно, допускают те же средства мультимедиа, что и обычные веб-страницы: текст с HTML-разметкой[18] и изображения. Кроме того, сегодня ряд сервисов в Интернете позволяет при помощи флэш-видео и других технологий вставлять в HTML-страницы (и, в частности, в блоги) аудио- и видео-ролики[19]. Также пользователи могут размещать для скачивания где-либо в Интернете аудио- и видео-файлы в различных форматах и различного содержания (собственный оригинальный контент или файлы, созданные кем-то другим), а затем давать в своих блогах гиперссылки на эти файлы.

Под возможностями анонимных сообщений (Т6), личных сообщений (Т7), фильтрации сообщений (Т8) и цитирования сообщений (Т9) С. Херринг подразумевает именно технологические возможности систем КОК. Теоретически в большинстве систем КОК пользователи могут пользоваться этими возможностями и без каких-либо специальных технических средств, но наличие таких технических средств делает подобного рода операции с сообщениями более вероятными.

Делать записи в блоге, созданном на основе блог-платформ, нельзя абсолютно анонимно (в отличие от комментариев к блог-записям, которые могут быть и анонимными на некоторых блог-платформах — при соответствующих настройках владельца конкретного блога): необходимо создать аккаунт; для этого нужно придумать имя пользователя (оно может совпадать с реальным именем и/или фамилией или же быть псевдонимом), а также указать действующий адрес электронной почты (в зависимости от настроек пользователя он может демонстрироваться всем посетителям блога, либо же использоваться лишь администраторами блог-платформы для связи с пользователем). Теоретически возможны автономно созданные на собственном веб-сайте анонимные блоги (хотя даже в этом случае вариантом псевдонима можно считать доменное имя веб-сайта), но в реальности такие случаи практически исключены ввиду самой жанровой природы блога: с одной стороны, абсолютно анонимный блог не интересен читателям, которым хочется знать, чье мнение они читают, а с другой — и для самого автора блога его ведение лишается смысла, если он не может подписаться хотя бы псевдонимом.

Что касается личных сообщений, то некоторые блог-платформы дают пользователям возможность отправки друг другу личных сообщений в дополнение к записям и комментариям. Записи и комментарии как правило общедоступны для всех пользователей Интернета, однако практически на всех блог-платформах пользователь может ограничить доступ к записям (а соответственно и комментариям к ним), предоставив его лишь определенному им кругу лиц[20]. Кроме того, пользователь может воспользоваться опцией, позволяющей «скрывать[21]» комментарии к записям, делая их доступным только ему и автору комментария.

В большинстве блог-платформ пользователям предоставляется возможность фильтрации комментариев: они могут запретить в своем блоге комментарии от конкретных пользователей[22], либо же запретить все вообще комментарии к конкретной записи или всем своим записям.

Специальных средств для цитирования сообщений в блогах, как правило, не предусмотрено.

Под форматом сообщений (Т10) С. Херринг имеет в виду порядок, в котором появляются сообщения, информацию, которая по умолчанию появляется в сообщениях, и то, как она представлена визуально. В блогах записи появляются в обратном хронологическом порядке (в отличие от форумов и чатов). Записи состоят из заголовка (он может быть оставлен пустым), даты, тела записи (то есть ее основного содержания), меток[23] записи (поле может не заполняться пользователем), указания на количество комментариев, ссылки на добавление комментария (комментарии к записи могут быть запрещены пользователем) и постоянной ссылки на запись, по которой запись открывается на отдельной веб-странице (в качестве постоянной ссылки также может функционировать заголовок и/или указание на количество комментариев). Кроме того, в некоторых блог-платформах существуют дополнительные поля, такие как «музыка», «настроение», «местонахождение» и др. Что касается комментариев к блог-записям, то они состоят из имени пользователя, картинки пользователя, времени отправки комментария, факультативного поля «заголовок» и тела комментария. В зависимости от блог-платформы, комментарии могут располагаться один за другим (напоминая структуру форумов), либо же иметь древовидную структуру с «ветвями дискуссий» (то есть комментарии могут не относиться напрямую к блог-записи, а быть ответами на другие комментарии). В этом случае обычно в комментарии также содержится постоянная ссылка на него. Наличие древовидной структуры стимулирует полемику между пользователями.

Теперь рассмотрим второй набор параметров, характеризующий социальные факторы. Первый такой параметр — структура участия (С1). Блоги характеризуются следующей структурой участия:

  • Один—многим в случае блог-записей (за исключением записей в коллективных блогах) и многие—многим в случае комментариев к блог-записям.
  • В нашей выборке по понятным причинам вся коммуникация публичная;
  • Для нашей выборки характерным является раскрытие собственной личности. Некоторые исследователи полагают, что это является в целом типичным для русской блогосферы [Gorny 2004]. Кроме того, в ходе опроса блогеров, проведенного в 2004 году Массачуссетским технологическим институтом, были получены следующие данные: «В большинстве случаев респонденты идентифицировали себя в своих блогах. 81% всех участников сказали, что использовали какую-либо форму самоидентификации: 55% использовали свои настоящие имена и фамилии, 220px использовали какой-либо вариант своего имени (имя без фамилии, известное друзьям прозвище, инициалы, и т.д.») [Viegas 2005]. Часть пользователей указывает собственную фамилию уже в имени пользователя[24], часть — в названии блога или в разделе «информация о пользователе»[25], кроме того зачастую пользователи используют для «картинок пользователя»[26], сопровождающих их записи и комментарии, собственные фотографии[27]. В иных случаях личность автора блога может быть де-факто известна постоянным читателям из его записей и комментариев, личного общения, либо же из сообщений в СМИ и других источников[28].
  • Общее число активных блогов в Рунете оценивается в 900 тысяч, а суммарная месячная аудитория русскоязычных блогов — в 20 миллионов человек [Яндекс 2009]. Число известных постоянных читателей у блогов в нашей выборке колеблется от 32 до 30 506 человек (по данным Яндекса на дату сбора материала).
  • Частота участия (среднее число записей в день) была рассчитана по формуле: число записей в выборке разделить на временной интервал между первой и последней записью выборки (число дней). Показатель рассчитывался отдельно для каждого блога выборки. Минимальная частота записей в выборке составила 0,1 записи в день; максимальная — 10 записей в день; средняя по выборке — 3,4 записи в день.

Характеристики участников (С2):

  • По данным Яндекса, усредненный русскоязычный блогер — москвичка 22 лет [Яндекс 2009]. Однако это данные по всем вообще блогам, независимо от степени их активности/популярности, то есть включая т. н. «мертвые» блоги. В нашей выборке количество авторов женщин составило 5, то есть 10%. Возраст был указан в 31 блоге (62%); самому молодому автору 21 год, самому старому 47; средний возраст автора по выборке — 34 года. Профессию автора удалось определить в 24 блогах (48%). Среди авторов выборки оказалось 8 журналистов, 4 маркетолога, 4 писателя, 2 фотографа, 2 экономиста, а также дизайнер, модельер, политик и программист.
  • Для ведения блога не требуется каких-то специальных навыков и знаний: достаточно самой элементарной компьютерной грамотности и знаний об Интернете. По сути, именно с появлением простого в использовании и доступного широкому кругу людей программного обеспечения и начался стремительный рост блогосферы.
  • Что касается фоновых знаний и статусов, то средний блогер нашей выборки — это образованный мужчина 34 лет, деятельность которого связана с журналистикой, маркетингом или же дизайном/фотографией.

Цели (С3):

  • Группы в целом: теоретически в виду крайней разнородности блогосферы внутри нее возможны все перечисленные С. Херринг типы групп в зависимости от цели (профессиональные, социальные, ролевые, эстетические, экспериментальные), однако преобладает, очевидно, социальная (в том числе и в нашей выборке).
  • Конкретных взаимодействий: из перечисленных С. Херринг целей преобладают «получить информацию», «впечатлить/развелечь других» и «повеселиться». Е. Горный выделяет пять возможных целей, преследуемых читателями блогов: 1) поддержание контакта с родственниками и друзьями; 2) получение информации; 3) развлечение; 4) мониторинг общественного мнения; 5) социализация [Gorny 2004]. В. Л. Волохонский выделяет следующие функции ведения блогов: 1) коммуникативную функцию; 2) функцию самопрезентации; 3) функцию развлечения; 4) функцию сплочения и удержания социальных связей; 5) функцию мемуаров; 6) функцию саморазвития или рефлексии; 7) психотерапевтическую функцию [Волохонский 2006].

Следующий фактор — тема (С4). По данным А. В. Попова, в русской блогосфере преобладают следующие темы: Интернет и компьютеры, фото и видео, музыка, литература, развлечения, кино, маркетинг и реклама, любовь и отношения, путешествия и отдых, экономика и бизнес, автомобили, новости и СМИ, политика, животные, спорт, мода и одежда [Попов 2007]. Н. Б. Рогачева выделила в рамках своего исследования следующие тематические группы блог-записей (в порядке убывания их частотности): 1) события из личной жизни автора; 2) межличностные отношения и коммуникация; 3) гиперссылки, изображения и цитаты; 4) настроение автора; 5) литература, музыка, кино и другие увлечения автора; 5) учеба/работа; 6) творчество автора; 7) объявления и публичные обращения; 8) размышления автора; 9) события во внешнем мире/новости [Рогачева 2008].

Что касается тональности (С5), то для блог-записей в целом характерна более неформальная тональность, чем для жанров СМИ, и более формальная, чем для устных жанров и чатов. Степень серьезности, дружелюбия и отзывчивости в целом зависит от личности каждого конкретного блогера, от его популярности, от тематики. Кроме того, можно сказать, что для комментариев характерна более неформальная и шутливая тональность, чем для блог-записей.

Тип деятельности (С6) С. Херринг описывает как своего рода способ, которым достигается цель взаимодействия. По ее мнению, это схоже с понятием «жанров» в теории Д. Хаймса (про эту теорию см. [Гольдин, Дубровская 2002; Дубровская 2007; Горошко 2007б]). В блогах деятельность может быть крайне разнообразной: так, потенциально возможны все перечисленные С. Херринг варианты (дебаты, объявление о вакансии, обмен информацией, фатический обмен, решение проблемы, обмен оскорблениями, обмен шутками, игра, флирт, виртуальный секс).

Что касается норм (С7), то на различных блог-платформах существуют свои официальные правила. Вот, например[29], выдержка из пользовательского соглашения с блог-платформы Blogs.Mail.ru:

Размещаемые на Сайте Материалы не должны:

  • нарушать действующее законодательство, честь и достоинство, права и охраняемые законом интересы третьих лиц;
  • способствовать разжиганию религиозной, расовой или межнациональной розни, содержать попытки разжигания вражды или призывы к насилию;
  • не должны пропагандировать фашизм и идеологию расового превосходства;
  • носить непристойный или оскорбительный характер;
  • содержать рекламу наркотических веществ, попытки распространения наркотиков, рецепты их изготовления и советы по употреблению;
  • содержать порнографические изображения и тексты, содержащие сцены педо-, зоо- и некрофилии и других сексуальных извращений;
  • содержать сцены насилия, либо бесчеловечного обращения с животными, и т. д.;
  • содержать описание средств и способов суицида, любое подстрекательство к его совершению;
  • нарушать права несовершеннолетних лиц;
  • нарушать авторские и смежные права третьих лиц;
  • содержать материалы и/или технические решения, автоматически, без явного предварительного согласия пользователя добавляющего программный код в систему пользователя, либо изменяющие системные настройки системы пользователя;
  • размещать Материалы, содержащие компьютерные вирусы либо программы, способные прервать или нарушить нормальное функционирование компьютерного оборудования и программного обеспечения, а также средств телекоммуникации любых лиц.

Отрывок из правил блог-платформы LiveInternet.ru:

Пользователям сервиса дневников запрещается:

  • Создавать дневники или сообщества, целью которых является обсуждение в негативном ключе других пользователей сайта.
  • Призывать к насилию и оскорблять по национальному, этническому, географическому, политическому или религиозному принципу.
  • Флуд (добавление множества одинаковых или не несущих смысловой нагрузки сообщений) в дневниках, сообществах и комментариях, запрещается спам в личных сообщениях (в том числе рассылка так называемых «писем счастья»), распространение сообщений рекламного характера.
  • Публикация в публичных записях порнографических изображений, изображений, нарушающих общепринятые нормы и неприятные большинству просматривающих.
  • Размещать тексты и изображения, запрещенные законодательством РФ, в том числе Конституцией и Уголовным кодексом РФ, общепринятыми морально-этическими нормами и правилами.
  • Запрещается размещение в сообщениях, комментариях или фотоальбомах изображений, в случаях если люди, на них изображенные или имеющие на них какие-либо права, не желают размещения этих материалов в данном месте.
  • Приписывать себе авторство чужих текстов и изображений, вести дневник от имени другого пользователя или непользователя, за исключением публичных личностей, используя его фотографии и/или тексты.

За нарушение автором этих правил его блог или конкретные записи в нем могут быть удалены администрацией блог-платформы, однако де-факто это происходит достаточно редко. В рамках своего блога каждый автор может устанавливать собственные коммуникативные и языковые нормы (например, ввести запрет на употребление обсценной лексики или «падонкаффского языка») и запрещать комментарии от нарушителей этих норм. В нашей выборке наличие подобных правил обнаружилось в 14 блогах (28%). Вот пример таких правил:

Общие положения:
Данный блог является приватным пространством его владельца.
Владелец установил и заранее объявил правила, действующие в этом блоге. Комментарии, соответствующие этим правилам, расскриниваются; не соответствующие этим правилам – не расскриниваются.
Блог похож на частную гостиную, открытую для посещения всем гостям, кто соблюдает ее правила. Посетителей, нарушающих эти правила, оскорбляющих других посетителей, нападающих на хозяина, его друзей и других гостей, выводят за дверь. Злостные нарушители правил получают бессрочный запрет на посещение гостиной.
Основные правила поведения в этом блоге:

  1. Приветствуется дискуссия, содержательная, аргументированная, уважительная ко всем собеседникам.
  2. Запрещено сквернословие.
  3. Запрещены призывы к инициированию насилия.
  4. Запрещены личные оскорбления. Авторы комментов, злоупотребляющие уничижительной и оскорбительной лексикой, а также склонные к рецидиву, получают бан.
  5. Реклама, флуд, пропаганда не расскриниваются, их авторы получают бан.
  6. За исключением случаев дружеских отношений фамильярные обращения и комментарии с обращением на "ты" не расскриниваются.
  7. Анонимные комментарии за редким исключением не расскриниваются.
  8. Комментарии, повторяющие содержание того, что уже было обсуждено в данном блоге, в том числе и в более ранних постах и комментариях, могут быть не расскринены.
  9. Выяснение личных отношений не приветствуется.
  10. Владелец данного блога не брал на себя обязательства отвечать на все заданные ему в данном блоге вопросы.
  11. Решение о соответствии того или иного комментария действующим Правилам поведения в этом блоге принимается его владельцем.
  12. Если возникает вопрос, почему тот или иной комментарий остался нерасскриненным, можно перечитать данные Правила поведения еще раз.
  13. Если комментарий остался нерасскриненным в этом блоге, можно попробовать разместить его в другом блоге, в том числе и в своем собственном. Там же можно разместить и жалобы на нелиберальное (недемократическое) поведение владельца данного блога.

Однако в целом пространство частных блогов русской блогосферы предполагает значительную языковую свободу. Иначе обстоит дело с коллективными блогами (блогами-сообществами). В них обычно четко описываются языковые нормы, касающиеся, в частности, тематики и тональности записей и комментариев; даются списки разрешенных и запрещенных коммуникативных действий. Например:

Сообщество создано с целью наведения быстрых справок или разрешения споров на тему правописания. <…> Перед тем, как задать вопрос, стоит заглянуть в FAQ и воспользоваться поиском по сообществу. Навязшие у всех в зубах вопросы о в городе Москве/в городе Москва, в Тушине/в Тушино, согласно договора/согласно договору, на фиг/нафиг и т. п. будут удаляться без предупреждения. Вопросы о политизированных постсоветских переименованиях (на Украине/в Украине, Белоруссия/Беларусь, Киргизия/Кыргызстан, Таллин/Таллинн, Алма-Ата/Алматы и т. д.) считаются провокационными и караются баном.
<…> По возможности внятно формулируйте свои постинги и снабжайте их информативным полем «тема». Если приводите цитату, желательно выделить её кавычками («»), курсивом либо тегом BLOCKQUOTE. Для удобства остальных членов сообщества после получения ответа на свой вопрос стоит обновлять свой пост — добавлять ответ в тело постинга с пометкой Update: или Обновлено:.

Рабочий язык сообщества — русский. Транслит запрещён, если не имеете доступа к кириллической клавиатуре, пользуйтесь сайтом Translit.ru.
Офтопик (постинги, не относящиеся к теме сообщества), спам и посты с запретом комментирования будут удаляться, а юзеры, их разместившие, могут быть забанены и исключены из сообщества. К офтопику относятся и постинги вроде «а вот посмотрите, какая у нас неграмотная реклама». Если надпись забавна, можно разместить её в velik_moguch, если какое-нибудь слово или выражение раздражает вас, жалуйтесь в luchshe_molchi. Здесь подобным постам делать нечего. О переводе с русского на другие языки следует спрашивать в ru_translate или других тематических сообществах (список), если же необходимо подобрать русский эквивалент иностранному термину, то можно спрашивать и здесь. Для литературных справок («кто автор?», «помогите найти стихотворение» и т. д.) существуют ru_lit или другие подобные сообщества (исчерпывающий их список можно найти на титульной странице ru_reader). Совершенно исключены просьбы выполнить домашнее задание с публикацией его условия.
Картинки следует помещать под лж-кат (хотя не совсем понятно, что им делать в подобном сообществе). Не стоит злоупотреблять прописными буквами (в Сети это считается КРИКОМ) и знаками препинания (особенно! восклицательными!! знаками!!!) или раскрашивать свои постинги во все цвета радуги. Используйте только стандартный размер шрифта. Вопросы о мате в сообществе не запрещены, но лучше их прятать под кат с предупреждением; от использования «падонкавскава» языка лучше и вовсе воздержаться. Использование неприличных и/или анимированных юзерпиков не разрешается. Оскорбление участников сообщества и троллинг (провоцирование) караются баном. Также бан может быть наложен за участие в раздувании флейма и комментарии типа «Куда смотрит модератор?» (последнее лучше всего делать через книгу жалоб, см. ниже). Удаление или скрытие собственных комментариев (если на них уже был дан ответ) не поощряется. Стирать, замораживать, размораживать или скрывать чужие комментарии может только модератор, а удаление комментариев модератора может караться вплоть до бана.

По всем вопросам обращаться к модераторам — arno1251 (книга жалоб), rollon (книга жалоб), spamsink (книга жалоб) и vadim_i_z (книга жалоб). Сообщество — не место для выяснения отношений, поэтому не следует выражать недовольство действиями модераторов или других пользователей в общей ленте, для этого есть книги жалоб. Если достичь взаимопонимания с модераторами не удалось, но вы продолжаете считать, что ваш пост был удалён незаслуженно, можете попробовать обратиться к gradient.

Под кодом (С8) С. Херринг подразумевает:

  • Собственно национальный язык как таковой. Этот параметр актуален для многоязычных исследований КОК. В нашей выборке по понятным причинам язык по умолчанию — русский. Встречались, однако, случаи иноязычных включений. Как правило, это различные названия и цитаты.
  • Вариант языка: диалект и языковой регистр. В целом для нашей выборки характерно использование литературного русского языка, публицистического функционального стиля с сильным влиянием разговорной речи и элементов, характерных для Интернет-коммуникации в целом (некоторые исследователи, например, говорят об особом новом функциональном стиле, характерном для Интернет-коммуникации [Дягилева 2008] или же функциональной разновидности языка [Горошко 2007в]).
  • Соотношение шрифта и системы письма. Имеется в виду то, используется ли для основанных не на латинице языков транслитерация в латиницу или же естественная для данного языка система письма. Случаи транслитерации достаточно редки в русской блогосфере. Как правило, они возникают, когда пользователи в ходе своих зарубежных поездок делают записи из Интернет-кафе и т. п.


2.3 Записи в блоге как речевой жанр
В терминах К. Ф. Седова [Горелов, Седов 2008] блоги можно рассматривать как гипержанр, а входящие в его состав жанры можно представить как функцию устойчивого повторяющегося сочетания типовых значений ряда параметров. Представляется, что среди таких параметров в первую очередь необходимо назвать количество авторов (один или много), преобладающий тип мультимедиа (текст, видео, аудио, изображения), допустимый размер записей (микроблоги и стандартные блоги) и тематику (общие и тематические блоги). Отдельно следует рассматривать жанр комментариев к записям в блоге. В качестве речевого жанра в данной работе рассматриваются блог-записи в частном текстовом блоге общей тематики (далее — БЗ).

Тогда в соответствии с той же терминологией К. Ф. Седова различные типические формы БЗ можно рассматривать как субжанры (это могло бы стать темой отдельного исследования). Представляется, что при выделении субжанров релевантными могут оказаться следующие параметры: тема, тональность, цель, композиция, длина записи, а также наличие прямой обращенности, гиперссылок и мультимедиа (даже в преимущественно текстовом блоге мультимедийные средства не исключены) и, наконец, возможный аналог (новостная заметка в СМИ, частное объявление, рецензия, дружеское письмо и т. д.).

А. Вежбицка предложила метод описания речевых жанров в рамках своей семантической теории элементарных смысловых единиц [Вежбицка 1997]. Вот, например, как она описывает жанр разговора:
говорю: ...
говорю это, потому что хочу, чтобы мы говорили разные вещи друг другу
думаю, что и ты хочешь, чтобы мы говорили разные вещи друг другу

Жанр мемуаров описывается так:
хочу писать о разных вещах, которые помню из моей жизни
пишу это, потому что хочу сказать то, что помню об этих вещах
думаю, что люди хотели бы знать об этих вещах и хотели бы иметь возможность представить их себе так, как я их помню

Жанр БЗ можно описать в этих терминах следующим образом:
хочу писать о разных вещах, которые происходят в жизни
пишу это, потому что хочу сказать то, что думаю об этих вещах
думаю, что вы хотели бы знать об этих вещах и о том, как я о них думаю

Одной из законченных теорий, позволяющих описывать различные речевые жанры, является «модель речевого жанра» Т. В. Шмелевой [Шмелева 1997], в которой жанр описывается по отношению к семи параметрам[30]. Попробуем представить описание жанра БЗ с точки зрения данной модели.

1. КОММУНИКАТИВНАЯ ЦЕЛЬ. Т. В. Шмелева выделяет четыре типа речевых жанров в соответствии с этим параметром:

  • «ИНФОРМАТИВНЫЕ — цель которых — различные операции с информацией: ее предъявление или запрос, подтверждение или опровержение;
  • ИМПЕРАТИВНЫЕ — цель которых — вызвать осуществление / неосуществление событий, необходимых, желательных, опасных для кого-то из участников общения;
  • ЭТИКЕТНЫЕ — цель которых — осуществление особого события, поступка в социальной сфере, предусмотренного этикетом данного социума: извинения, благодарности, поздравления, соболезнования, и т. д. вплоть до отречения от престола;
  • ОЦЕНОЧНЫЕ — цель которых — изменить самочувствие участников общения, соотнося их поступки, качества и все другие манифестации с принятой в данном обществе шкалой ценностей» [Там же: 92–93].

Исследователь также замечает, что помимо названных существуют и другие коммуникативные задачи — например, фатические. Но отдельного типа речевых жанров она для них не выделяет.

БЗ можно отнести к информативно-оценочным речевым жанрам. Пример[31] предъявления информации:

Цитаты-4
<…>
Согласно публикации британской компании Today’s Translations в африканском языке луба существует самое труднопереводимое слово в мире — ilunga, что означает: «человек, готовый простить любое зло первый раз, вытерпеть его во второй раз, но не простить в третий раз».
<…>
http://scandal-max.livejournal.com/1153261.html

Пример запроса информации:

Новая тенденция
В последние неделю-две посты разной старости попадают в разные блоги на blogpost.com. Блоги состоят по большей части именно из каких-то нарезок или вот таких постов со ссылками.

По предварительным прикидкам за пару недель так мой ЖЖ получил не менее сотни ссылок с подобных "блогов".

Какой в этом смысл, кто знает?
http://abpaximov.livejournal.com/1555034.html

Оценки различного рода чрезвычайно распространены в БЗ. Однако, в отличие от устных бытовых жанров, в БЗ оценка, как правило, относится к неким третьим лицам, либо явлениям или событиям; не характерна оценка, направленная к кому-то напрямую (то есть характерны, условно говоря, высказывания типа «X совершил Y. Я отрицательно/положительно оцениваю действия X», а не «X, ты совершил Y. Я отрицательно/положительно оцениваю твои действия»). Пример оценки:

Упорядочить композицию
Я очень не люблю, когда мне отказывают. Очень. Как минимум потому, что перед тем, как что-нибудь предложить или сказать, я думаю. А если мне нечего сказать, я молчу.

Вот мы подали заявление на получение разрешения на размещение вывески на здании ДК Ленсовета в Питере, где находится наш магазин "Прогресс налицо". Здание, как вы видите, уже и так испорчено говном всяким. А наша вывеска выполнена в приятных цветах, набрана хорошим шрифтом и представлет собой пример замечательной компоновки элементов и интересного графического решения.

Какую же рецензию мы получаем от какого-то бюрократического дрыща? "Упорядочить композицию вывески". Единственная хорошая вывеска была бы в Питере, да и ту зарубили на корню.

Глаза, бл*ть, упорядочивать надо.
http://tema.livejournal.com/305809.html

Более абстрактно коммуникативную цель БЗ можно представить как желание сообщить что-либо миру. Блог — это средство связи индивидуума с широким кругом людей, своего рода персональное СМИ.

2. ОБРАЗ АВТОРА. Под этим Т. В. Шмелева понимает ту информацию об авторе как об участнике общения, которая «заложена» в типовой проект речевого жанра, обеспечивая ему успешное осуществление. В самом общем случае БЗ предполагают автора, которому «есть что сказать», автора, способного заинтересовать читателя, вызвать его ответную реакцию. Разумеется, на практике существует огромное количество блогов, в которых автор описывает мало кому интересные события из своей жизни, однако такие блоги и не пользуются большой популярностью. При этом, свои читатели находятся и у них (даже если этими читателями являются только личные знакомые автора): как отмечает в своем исследовании М. Ю. Сидорова, «авторы дневников, не «нажившие» постоянных читателей, надолго в сообществе не задерживаются» [Сидорова 2003].

3. ОБРАЗ АДРЕСАТА. Т. В. Шмелева никак не расшифровывает этот параметр, приводя только в качестве примера адресата-исполнителя в императивных жанрах. Крайне интересные рассуждения о типической концепции адресата как конститутивной особенности речевого жанра встречаем у М. М. Бахтина: «Этот адресат может быть непосредственным участником-собеседником бытового диалога, может быть дифференцированным коллективом специалистов какой-нибудь специальной области культурного общения, может быть более или менее дифференцированной публикой, народом, современниками, единомышленниками, противниками и врагами, подчиненным, начальником, низшим, высшим, близким, чужим и т. п.; он может быть и совершенно неопределенным, неконкретизованным другим (при разного рода монологических высказываниях эмоционального типа) — все эти виды и концепции адресата определяются той областью человеческой деятельности и быта, к которой относится данное высказывание. Кому адресовано высказывание, как говорящий (или пишущий) ощущает и представляет себе своих адресатов, какова сила их влияния на высказывание — от этого зависит и композиция и — в особенности — стиль высказывания.

Говоря, я всегда учитываю апперцептивный фон восприятия моей речи адресатом: насколько он осведомлен в ситуации, обладает ли он специальными знаниями данной культурной области общения, его взгляды и убеждения, его предубеждения (с нашей точки зрения), его симпатии и антипатии — ведь все это будет определять активное ответное понимание им моего высказывания» [Бахтин 1996: 190].

Концепция адресата в отношении БЗ имеет особенно важное значение. По сути, именно в концепции адресата кроется одно из принципиальных отличий жанра БЗ родственных с ним жанров и, в частности, от жанра традиционного бумажного дневника. Автор последнего, безусловно, имеет в уме некоторую концепцию адресата, даже если таковым адресатом является сам автор дневника в своем будущем. Кроме того, всякий автор бумажного дневника должен понимать, что его дневник смогут прочитать другие люди после его смерти и таким образом эти люди косвенно также являются его адресатами. Первое отличие БЗ в данном случае состоит в скорости ответной реакции адресата (она появляется, как правило, с момента публикации записи и продолжает активно поступать на протяжении нескольких дней).

Прежде чем перейти ко второму важному отличию, необходимо привести еще одну цитату из М. М. Бахтина: «Более тонкие оттенки стиля определяются характером и степенью личной близости адресата к говорящему в различных фамильярных речевых жанрах, с одной стороны, и интимных — с другой. При всем громадном различии между фамильярными и интимными жанрами (и — соответственно — стилями) они одинаково ощущают своего адресата в большей или меньшей степени вне рамок социальной иерархии и общественных условностей, так сказать, «без чинов». Это порождает специфическую откровенность речи (в фамильярных стилях доходящую иногда до цинизма). В интимных стилях это выражается в стремлении как бы к полному слиянию говорящего с адресатом речи. В фамильярной речи, благодаря отпадению речевых запретов и условностей, возможен особый, неофициальный, вольный подход к действительности. Поэтому фамильярные жанры и стили могли сыграть большую и положительную роль в эпоху Возрождения в деле разрушения официальной средневековой картины мира; и в другие периоды, когда стоит задача разрушения традиционных официальных стилей и мировоззрений, омертвевших и ставших условными, фамильярные стили приобретают в литературе большое значение. Кроме того, фамильяризация стилей открывает доступ в литературу таким пластам языка, которые до того находились под речевым запретом. Значение фамильярных жанров и стилей в истории литературы до сих пор недостаточно оценено.

Интимные жанры и стили основаны на максимальной внутренней близости говорящего и адресата речи (в пределе — как бы на слиянии их). Интимная речь проникнута глубоким доверием к адресату, к его сочувствию — к чуткости и благожелательности его ответного понимания. В этой атмосфере глубокого доверия говорящий раскрывает свои внутренние глубины. Этим определяется особая экспрессивность и внутренняя откровенность этих стилей (в отличие от громкой площадной откровенности фамильярной речи).

Фамильярные и интимные жанры и стили (до сих пор очень мало изученные) чрезвычайно ярко раскрывают зависимость стиля от определенного ощущения и понимания говорящим своего адресата (своего высказывания) и от предвосхищения говорящим его активно-ответного понимания» [Там же: 191]. Специфический характер концепции адресата в случае с БЗ состоит в том, что адресатами являются, с одной стороны, известные автору постоянные читатели (от нескольких человек до нескольких десятков тысяч), лично знакомые с ним люди, его близкие друзья, блогеры, которых читает сам автор и с которыми он может полемизировать в своих высказываниях и т. д. С другой же стороны, автор блога отдает себе отчет в том, что его записи могут прочитать совершенно незнакомые ему люди, которые не входили изначально в круг его прямых адресатов; этот круг адресатов таким образом может потенциально расширяться до всех вообще пользователей Интернета, знающих язык, на котором сделана запись (хотя это ограничение отчасти снимается постоянно совершенствующимися системами автоматического перевода). Блоги, таким образом, соединяют в себе потенциально неограниченную концепцию адресата, свойственную жанрам СМИ и литературы, — и те положительные черты фамильярных жанров, о которых говорил М. М. Бахтин.

4. ОБРАЗ ПРОШЛОГО. В соответствии с этим параметром Т. В. Шмелева различает жанры инициальные, начинающие общение, и реактивные, которые могут появиться только после определенных жанров (в качестве таковых она называет «ответ», «отказ», «согласие», «опровержение»). БЗ следует отнести к инициальным жанрам. Реактивным же по отношению к ним будет жанр комментариев к БЗ. Хотя в соответствии с концепцией М. М. Бахтина такое деление, строго говоря, не вполне правомерно, поскольку, по его мнению, всякое высказывание является звеном в цепи речевого общения, то есть является одновременно ответом на предшествующие высказывания и инициатором последующих[32]. Это, в частности, хорошо согласуется с тем, насколько активно в БЗ используются гиперссылки для указания на инициировавшие их записи. Например:

"женская проза" с литературными претензиями
Хаецкая смешно срет на русфант, в основном на Перумова и Еськова. Ну типа, они там все бездари и подло насрали, а я одна Талант и практически Гений.

http://haez-elena.ya.ru/replies.xml?item_no=3650&ncrnd=7792

Тут самое занятное, что Хаецкая - эталонный образчик "женской прозы". И оная славится по большей части тем, что продажи любой научно-фантастической книжки можно снизить вдесятеро, если обозначить автора женским именем, а не мужским. Это говно не только мужики не читают, его и сами бабы стараются избегать. И Хаецкая виновата в этом больше прочих. Потому что женская проза сводится к тому, что дамочка пихает в исторический/детективный и проч. антураж "отношения", в духе газеты Жизнь. Хаецкая проще, она пихает в антураж "отношения" в духе выпускного класса средней школы. Но проза ее от этого читабельнее не делается.

Лично я ни одной книги Хаецкой дочитать не мог.
Старался, по нескольку раз, но не мог.

Потому что гаже "женской прозы" только "женская проза" с литературными претензиями.

Привет
<…>
http://lj.rossia.org/users/tiphareth/1194634.html?nc=52

5. ОБРАЗ БУДУЩЕГО. В качестве иллюстрации к этому параметру Т. В. Шмелева приводит в пример тот факт, что в некоторых культурах жанр «приглашения к столу» предполагает многократное повторение «отказа», а затем позитивную реакцию на приглашение. Жанр БЗ таким образом предполагает обсуждение записи: в комментариях к ней, а также в новых записях других авторов.

6. ТИП ДИКТУМНОГО (СОБЫТИЙНОГО) СОДЕРЖАНИЯ. По словам Т. В. Шмелевой, «Важен характер АКТАНТОВ диктумного события, так, среди императивных речевых жанров выделяется ПОЖЕЛАНИЕ, поскольку предъявляемое в нем событие может быть осуществлено с помощью разных исполнителей — вплоть до высших сил, остальные императивные РЖ предполагают, что исполнитель прескриптивного события — человек. Не менее важны ОТНОШЕНИЯ АКТАНТОВ И УЧАСТНИКОВ РЕЧИ: ЖАЛОБА отличается от СЕТОВАНИЯ тем, что первая предполагает включенность события в личную сферу автора, а вторая такого условия не содержит. Весьма существенна ВРЕМЕННАЯ ПЕРСПЕКТИВА диктума, различающая среди информативных нарративных речевых жанров ВОСПОМИНАНИЕ и ПРОГНОЗ как жанры с перфектной и футуральной перспективой диктума. Но, пожалуй, наиболее сильным селективным действием обладает ОЦЕНКА диктумного события, противопоставляющая императивные речевые жанры ПРОСЬБЫ и ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЯ, РАЗРЕШЕНИЯ и ЗАПРЕТА; отрицательная оценочность события обязательна для речевых жанров ЖАЛОБЫ, УПРЕКА, СЕТОВАНИЯ и многих других». Рассмотрение этого параметра по отношению к жанру БЗ не представляется возможным в виду крайней сложности жанра и разнородности относящихся к нему высказываний. В этом параметре наиболее отчетливо проявляется ориентация модели Т. В. Шмелевой на понимание речевого жанра как аналога речевых актов.

7. ЯЗЫКОВОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ. Т. В. Шмелева рассматривает языковое воплощение в рамках модели жанра как спектр возможностей, лексических и грамматических ресурсов жанра. В этом спектре она обозначает полюсы: клишированность / индивидуальность, минимальность / максимальность словесного выражения. В жанре БЗ, безусловно, на первый план выходит индивидуальность и свобода языкового выражения. Что касается пары «минимальность / максимальность», то для жанра БЗ не характерны ни крайне сжатые, краткие высказывания, ни крайне объемные. Число знаков в большинстве БЗ варьируется, как правило, от нескольких сотен до нескольких тысяч (но не десятков тысяч). Типичная БЗ состоит из 1000–2000 знаков. По данным Яндекса, средняя длина одной записи в русскоязычной блогосфере составляет 101 слово [Яндекс 2009]. В целом языковое воплощение БЗ напрямую связано пониманием БЗ как персонального СМИ, а потому в первую очередь зависит от автора: его целеустановок, этических и эстетических представлений, уровня образования, рода деятельности, от того, как он представляет себе свою аудиторию и какую получает от нее реакцию, от того образа, который он сознательно или бессознательно пытается создать — это может быть описанный Н. Б. Рогачевой образ «слегка циничного, насмешливого и ироничного автора», может быть образ максимально «искреннего» и «настоящего» «Я» и т. д., но выбор такого образа — а вместе с тем и языковых средств для его создания — всегда остается за автором. Здесь нельзя говорить о каком-то общем правиле. БЗ — крайне свободный, творческий и индивидуалистичный жанр, сближающийся в этом смысле с литературными жанрами, в особенности с романом. Может возникнуть вопрос: если БЗ могут быть столь разнородными, то можно ли вообще говорить о БЗ как особом жанре? Безусловно. Здесь можно продолжить аналогию с романом: высказывания в этом жанре могут быть крайне разнородными по своей структуре, объему, тематике, стилистике, вместе с тем они все равно будут относиться к романному жанру. Даже если в качестве БЗ выступают высказывания в известных традиционных жанрах (например, рецензия, рассказ или новостная заметка в СМИ), они трансформируются в рамках жанра БЗ, происходит их переакцентуация (термины М. М. Бахтина).

Что касается введенного М. М. Бахтиным, но не учитываемого Т. В. Шмелевой противопоставления первичных и вторичных речевых жанров, то в начале следует уточнить определение самого понятия вторичных речевых жанров, поскольку исследователями предлагаются различные варианты его трактовки; их обзор дан в работе [Дементьев 1999а]. Сам исследователь связывает вторичные речевые жанры с разрабатываемой им теорией непрямой коммуникации. М. М. Бахтин, напомним, писал следующее: «Вторичные (сложные) речевые жанры — романы, драмы, научные исследования всякого рода, б о л ь ш и е п у б л и ц и с т и ч е с к и е ж а н р ы (здесь и далее разрядка наша — А. А.) и т. п. — возникают в условиях более сложного и относительно высокоразвитого и организованного культурного общения (преимущественно письменного): художественного, научного, общественно-политического и т. п. В процессе своего формирования они вбирают в себя и перерабатывают различные первичные (простые) жанры, сложившиеся в условиях непосредственного общения. Эти первичные жанры, входящие в состав сложных, трансформируются в них и приобретают особый характер: утрачивают непосредственное отношение к реальной действительности и к реальным чужим высказываниям; например, реплики бытового диалога или письма в романе, сохраняя свою форму и бытовое значение только в плоскости содержания романа, входят в реальную действительность лишь через роман в его целом, то есть как событие литературно-художественной, а не бытовой жизни. Роман в его целом является высказыванием, как и реплика бытового диалога или частное письмо (он имеет с ними общую природу), но в отличие от них это высказывание вторичное (сложное)» [Бахтин 1996: 161–162]. Что же понимается под «большими публицистическими жанрами», и как разделить публицистические жанры на первичные и вторичные? Представляется, что понятие вторичного речевого жанра можно уточнить через рассуждения М. М. Бахтина об образе автора[33]. Можно принять в качестве гипотезы то, что различие между первичными и вторичными жанрами лежит именно в этом, в той, условно говоря, дистанции между реальным автором высказывания и образом автора внутри высказывания, или же в самом наличии такой дистанции, такого образа автора и принципиальной нетождественности его реальному автору, иными словами — в степени прямоты связи между автором и высказыванием (то есть отчасти такое понимание согласуется с позицией В. В. Дементьева). Представляется, что в таком случае вторичными можно считать все вообще публицистические жанры и почти все письменные жанры как таковые (включая максимально автобиографические и «искренние») — за исключением, по-видимому, тех «аномальных» письменных форм, которые сближаются с устной речью: например, записок, которыми обмениваются студентки во время лекций; сюда же можно отнести и Интернет-коммуникацию в системах мгновенного обмена сообщениями (таких, как ICQ). Подобным образом к вторичным жанрам следует отнести «аномальные» устные формы: например, проповедь или диалог в рамках театральной постановки. Итак, исходя из вышесказанного БЗ — как жанр, наиболее близкий именно публицистическим жанрам — являются вторичным речевым жанром.

Если рассматривать противопоставление чисто речевых и риторических жанров в понимании О. Б. Сиротининой [Сиротинина 1999], то БЗ относятся к риторическим жанрам: в них возможно сознательное планирование и употребление определенных языковых средств; кроме того, написанию БЗ можно обучать (уже имеются различные «руководства» и «учебники» для блогеров), хотя целесообразность подобного обучения — как и, скажем, обучения литературным и публицистическим жанрам — является дискуссионным вопросом, ввиду творческой природы жанра.

Вывод по главе 2
Итак, в данной главе данной был проведен жанровый анализ феномена блогов. С одной стороны, блог рассматривался как Интернет-жанр (являющийся таковым наряду с уже достаточно хорошо описанными форумами, чатами, электронной почтой и т. д.). Для этого была использована предложенная С. Херринг фасетная классификационная схема для компьютерно-опосредованного дискурса, позволяющая описывать дигитальные жанры по отношению к двум наборам параметров (технологических и социальных). Кратко опишем технологические характеристики блогов. Блоги являются асинхронными системами с односторонней передачей сообщений и высокой степенью постоянства записей. Размер буфера сообщений составляет десятки тысяч знаков в случае стандартных блогов и 140 знаков в случае микроблогов. Блоги допускают те же средства мультимедиа, что и обычные веб-страницы (текст, изображения, аудио, видео). В блогах возможны анонимные комментарии (но невозможны анонимные блог-записи), личные сообщения, фильтрация сообщений, однако, как правило, отсутствуют специальные средства для цитирования сообщений. В блогах записи появляются в обратном хронологическом порядке и состоят из заголовка, даты, тела записи, меток записи, указания на количество комментариев, ссылки на добавление комментария и постоянной ссылки на запись. Что касается комментариев к блог-записям, то они состоят из имени пользователя, картинки пользователя, времени отправки комментария, факультативного поля «заголовок» и тела комментария. В зависимости от блог-платформы, комментарии могут располагаться один за другим (напоминая структуру форумов), либо же иметь древовидную структуру. Наличие древовидной структуры стимулирует полемику между пользователями.

Что касается социальных параметров, то блоги характеризуются структурой участия один—многим в случае блог-записей (за исключением записей в коллективных блогах) и многие—многим в случае комментариев к блог-записям. Для блогов характерно раскрытие собственной личности. Аудитория одного блога колеблется от нескольких человек до нескольких десятков тысяч человек. Участники общения, а также цель, тема, тональность и нормы коммуникации могут быть крайне разнообразными.

С другой стороны, была сделана попытка рассмотрения блогов с точки зрения традиционной теории речевых жанров. При этом блоги рассматривались как гипержанр, а входящие в его состав жанры были представлены как функция устойчивого повторяющегося сочетания типовых значений ряда параметров. Среди таких параметров были названы количество авторов, преобладающий тип мультимедиа, допустимый размер записей и тематика. Было предложено отдельно рассматривать жанр комментариев к записям в блоге. В качестве речевого жанра в данной работе рассматривались блог-записи в частном текстовом блоге общей тематики. При этом использовались различные подходы. При помощи элементарных смысловых единиц А. Вежбицкой жанр БЗ был описан следующим образом:
хочу писать о разных вещах, которые происходят в жизни
пишу это, потому что хочу сказать то, что думаю об этих вещах
думаю, что вы хотели бы знать об этих вещах и о том, как я о них думаю

Модель данного жанра в соответствии с концепцией Т. В. Шмелевой выглядит следующим образом:

  1. По коммуникативной цели это информативно-оценочный жанр. Более абстрактно коммуникативную цель БЗ можно представить как желание сообщить что-либо миру. Блог — это средство связи индивидуума с широким кругом людей, своего рода персональное СМИ.
  2. Образ автора: человек, которому «есть что сказать», автора, способного заинтересовать читателя, взывать его ответную реакцию.
  3. Специфический характер концепции адресата в случае с БЗ состоит в том, что, с одной стороны, адресатами являются известные автору постоянные читатели, а с другой — записи могут прочитать совершенно незнакомые автору люди, которые не входили изначально в круг прямых адресатов.
  4. В соответствии с образом прошлого БЗ следует отнести к инициальным жанрам. Реактивным же по отношению к ним будет жанр комментариев к БЗ.
  5. В соответствии с образом будущего жанр БЗ предполагает обсуждение записи: в комментариях к ней, а также в новых записях других авторов.
  6. Параметр диктумного содержания не может быть рассмотрен по отношению к данному жанру, в виду явной ориентированности этого параметра на речевые акты.
  7. Что касается языкового воплощения, то в жанре БЗ, безусловно, на первый план выходит индивидуальность и свобода языкового выражения. Что касается пары «минимальность / максимальность», то для жанра БЗ не характерны ни крайне сжатые, краткие высказывания, ни крайне объемные. Число знаков в большинстве БЗ варьируется, как правило, от нескольких сотен до нескольких тысяч. В целом языковое воплощение БЗ напрямую связано пониманием БЗ как персонального СМИ, а потому в первую очередь зависит от автора.

Что касается введенного М. М. Бахтиным, но не учитываемого Т. В. Шмелевой противопоставления первичных и вторичных речевых жанров, то БЗ следует считать вторичным жанром, если принять в качестве гипотезы то, что различие между первичными и вторичными жанрами лежит в степени прямоты связи между автором и высказыванием (в таком случае вторичными можно считать все вообще публицистические жанры).

Если рассматривать противопоставление чисто речевых и риторических жанров в понимании О. Б. Сиротининой [Сиротинина 1999], то БЗ относятся к риторическим жанрам: в них возможно сознательное планирование и употребление определенных языковых средств; кроме того, написанию БЗ можно обучать.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотрев в данной работе историю блогов и этимологию слова «блог», дав определение блогу[34], проследив историю научного лингвистического изучения блогов, мы пришли к выводу, что при жанровом подходе следует различать блог как дигитальный жанр и как собственно речевой жанр. Причем, в последнем случае блог является гипержанром, в состав которого входит ряд жанров, набор которых определяется функцией устойчивого повторяющегося сочетания типовых значений ряда параметров, к числу которых были отнесены количество авторов, преобладающий тип мультимедиа, допустимый размер записей и тематика. При этом в качестве речевого жанра в данной работе рассматривались блог-записи в частном текстовом блоге общей тематики. Блог как дигитальный жанр был описан при помощи фасетной классификационной схемы для компьютерно опосредованного дискурса С. Херринг. Для описания речевого жанра использовались различные подходы, среди которых: «модель речевого жанра» Т. В. Шмелевой; метод описания речевых жанров при помощи элементарных смысловых единиц А. Вежбицкой; введенное К. Ф. Седовым противопоставление гипержанров, жанров и субжанров; деление жанров на первичные и вторичные (в понимании М. М. Бахтина), а также на чисто речевые и риторические (в понимании О. Б. Сиротининой).



СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Алефиренко Н. Ф. Современные проблемы науки о языке: учебное пособие. — М.: Флинта: Наука, 2005.
  2. Алябьева Е. О социальных функциях блогов в современной России // Личность и межличностное взаимодействие в сети Internet. Блоги: новая реальность. / Под ред. Волохонского В. Л., Зайцевой Ю. Е., Соколова М. М. — СПб.: Издательство СПбГУ, 2006.
  3. Ахутина Т. В. Теория речевого общения в трудах М. М. Бахтина и Л. С. Выготского // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 1984, №3, с. 4–13.
  4. Баранов А. Г. Когниотипичность текста. К проблеме уровней абстракции текстовой деятельности // Жанры речи. Вып.1. — Саратов: Изд-во Государственного учебно-научного центра «Колледж», 1997.
  5. Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и ренессанса. — М.: Издательство «Художественная литература», 1965.
  6. Бахтин М. М. Проблема текста <Заметки 1959–1961 гг.> // Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. — М.: Искусство, 1986.
  7. Бахтин М. М. Проблема речевых жанров // Собр. соч. — М.: Русские словари, 1996. — Т. 5.
  8. Богин Г. И. Речевой жанр как средство индивидуации // Жанры речи. Вып.1. — Саратов: Изд-во Государственного учебно-научного центра «Колледж», 1997.
  9. Вежбицка А. Речевые жанры / Пер. В. В. Дементьева // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1997. — Вып. 1.
  10. Волохонский В. Л. Психологические механизмы и основания классификации блогов // Личность и межличностное взаимодействие в сети Internet. Блоги: новая реальность. / Под ред. Волохонского В. Л., Зайцевой Ю. Е., Соколова М. М. — СПб.: Издательство СПбГУ, 2006.
  11. Волошинов В. Н. Марксизм и философия языка. — Ленинград: Прибой, 1929.
  12. Волошинов В. Н. Конструкция высказывания // Литературная учеба, № 3, 1930.
  13. Гольдин В. Е. Проблемы жанроведения // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1999. — Вып. 2.
  14. Гольдин В. Е., Дубровская О. Н. Жанровая организация речи в аспекте социальных взаимодействий // Жанры речи. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 2002. — Вып. 3.
  15. Голубева И. В., Левоненко О. А. К вопросу о чате как ведущем жанре электронного общения // Русская словесность в контексте современных интеграционных процессов. — Волгоград, 2005.
  16. Горелов И. Н., Седов К. Ф. Основы психолингвистики. — М.: Изд-во «Лабиринт», 2008.
  17. Горошко Е. И. Гендер и блоггика Интернета (психолингвистический анализ) // Вопросы психолингвистики. — М.: ИЯ РАН, 2007. — Вып. 5. (Горошко 2007а.)
  18. Горошко Е. И. Теоретический анализ Интернет-жанров: к описанию проблемной области // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Издательский центр «Наука», 2007. — Вып. 5. (Горошко 2007б.)
  19. Горошко Е. И. Лингвистика Интернета: формирование дисциплинарной парадигмы // Жанры и типы текста в научном и медийном дискурсе. — Орел: Картуш, 2007. — Вып. 5. (Горошко 2007в.)
  20. Дементьев В. В. Фатические и информативные коммуникативные замыслы и коммуникативные интенции: проблемы коммуникативной компетенции и типология речевых жанров // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1997. — Вып.1.
  21. Дементьев В. В. Вторичные речевые жанры: онтология непрямой коммуникации // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1999. — Вып. 2. (Дементьев 1999а.)
  22. Дементьев В. В. Светская беседа: жанровые доминанты и современность // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1999. — Вып. 2. (Дементьев 1999б.)
  23. Дементьев В. В. Коммуникативная генристика: речевые жанры как средство формализации социального взаимодействия // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 2002. — Вып. 3.
  24. Дементьев В. В., Фенина В. В. Когнитивная генристика: внутрикультурные речежанровые ценности // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 2005. — Вып. 4.
  25. Долинин К. А. Речевые жанры как средство организации социального взаимодействия // Жанры речи. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1999. — Вып. 2.
  26. Дубровская Т. В., Кормилицына М. А. Некоторые прагматические характеристики речевых жанров «осуждение» и «обвинение» // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 2002. — Вып. 3.
  27. Дубровская О. Н. Речевые жанры, речевые события и новые средства коммуникации // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Издательский центр «Наука», 2007. — Вып. 5.
  28. Дягилева Н. С. Особенности Интернет-коммуникации // Язык. — Сознание. — Культура. — Социум. Сборник докладов и сообщений международной научной конференции памяти профессора И. Н. Горелова. — Саратов: Издательский центр «Наука», 2008.
  29. Зайцева Ю. Роль ведения Интернет-дневника в становлении индивидуальности // Личность и межличностное взаимодействие в сети Internet. Блоги: новая реальность. / Под ред. Волохонского В. Л., Зайцевой Ю. Е., Соколова М. М. — СПб.: Издательство СПбГУ, 2006.
  30. Казачкова Ю. В. Речевой жанр «соболезнование» в личностном и официальном общении (на материале русскоязычных сайтов сети Интернет) // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 2005. — Вып. 4.
  31. Кожина М. Н. Речевой жанр и речевой акт (некоторые аспекты проблемы) // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1999. — Вып. 2. (Кожина 1999а.)
  32. Кожина М. Н. Некоторые аспекты изучения жанров в нехудожественных текстах // Стереотипность и творчество в тексте. — Пермь, 1999. (Кожина 1999б.)
  33. Курчакова Н. Формы самопрезентации в блогах // Личность и межличностное взаимодействие в сети Internet. Блоги: новая реальность. / Под ред. Волохонского В. Л., Зайцевой Ю. Е., Соколова М. М. — СПб.: Издательство СПбГУ, 2006.
  34. Литневская Е. И., Бакланова А. П. Психолингвистические особенности Интернета и некоторые языковые особенности чата как исконного сетевого жанра // Вестник московского университета. Сер. 9. Филология. — М., 2005. — №6.
  35. Макаров М. Л. Жанры в электронной коммуникации: quo vadis? // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 2005. — Вып. 4.
  36. Нестеров В., Нестерова Е. Карнавальная составляющая как один из факторов коммуникативного феномена чатов // http://flogiston.ru/articles/netpsy/nesterov, 1999.
  37. Олейникова Е. В. Отклонения от норм литературного языка в ICQ-переписке, в сопоставлении с бумажными записками // Филологические этюды. — Саратов: Издательский центр «Наука», 2009. — Вып. 12.
  38. Орлова Н. В. Жанры разговорной речи и их «стилистическая обработка»: К вопросу о соотношении стиля и жанра // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1997. — Вып.1.
  39. Орлова Н. В. Жанр и тема: об одном основании типологии // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 2002. — Вып. 3.
  40. Попов А. В. Спроси блогосферу. Часть 1 // http://blogbook.ru/2007/07/22/sprosi-blogosferu-chast-1, 2007.
  41. Рогачева Н. Б. Новые приоритеты в русском Интернет-общении: на материале жанра блога // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Издательский центр «Наука», 2007. — Вып. 5.
  42. Рогачева Н. Б. Приемы языковой игры и иронии как жанрообразующий признак открытого сетевого дневника (блога). Дипломная работа. — Саратов, 2008.
  43. Руссинова Т. В. К проблеме варьирования жанров (на материале текстов директивного жанра) // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 2005. — Вып. 4.
  44. Рытникова Я. Т. Семейная беседа как жанр повседневного речевого общения // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1997. — Вып.1.
  45. Салимовский В. А. Функционально-стилистическая традиция изучения жанров речи // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1999. — Вып. 2.
  46. Салимовский В. А. К экспликации понятия жанрового стиля (проблема стилистико-речевой системности в отношении к речевым жанрам) // Стереотипность и творчество в тексте. — Пермь, 2000.
  47. Самойленко Л. В. Языковые аспекты виртуальной коммуникации Internet Relay Chat // Русская словесность в контексте современных интеграционных процессов. — Волгоград, 2005.
  48. Сафронова Т. Порядок интеракции в сетевых дневниках: альтернативная экономика сообщений // Личность и межличностное взаимодействие в сети Internet. Блоги: новая реальность. / Под ред. Волохонского В. Л., Зайцевой Ю. Е., Соколова М. М. — СПб.: Издательство СПбГУ, 2006.
  49. Седов К. Ф. Внутрижанровые стратегии речевого поведения: «ссора», «комплимент», «колкость» // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1997. — Вып.1.
  50. Сидорова М. Ю. Рефлексия «наивного» говорящего над языком и коммуникацией (по материалам открытых Интернет-дневников) // http://marinadoma.narod.ru/inet/gender.html, 2003.
  51. Сиротинина О. Б. Некоторые размышления по поводу терминов «речевой жанр» и «риторический жанр» // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1999. — Вып. 2.
  52. Соколов М. Онлайновый дневник, теории виртуальной идентичности и режимы раскрытия персональной информации // Личность и межличностное взаимодействие в сети Internet. Блоги: новая реальность. / Под ред. Волохонского В. Л., Зайцевой Ю. Е., Соколова М. М. — СПб.: Издательство СПбГУ, 2006.
  53. Тарасенко Т. В. Этикетные речевые жанры: опыт описания (на примере описания жанра поздравления) // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 2002. — Вып. 3.
  54. Трифонов Е. В. Блоги как источник информации для журналиста. Дипломная работа. — СПб, 2009.
  55. Трофимова Г. Н. Языковой вкус интернет-эпохи в России: Функционирование русского языка в Интернете: концептуально сущностные доминанты. — М.: Изд-во РУДН, 2004.
  56. Умнова Н. С. Текстовое выражение и восприятие гендерной составляющей Интернет-дневников. Дипломная работа. — М., 2005.
  57. Федосюк М. Ю. Исследование средств речевого воздействия и теория жанров речи // Жанры речи. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1997. — Вып.1.
  58. Чувакин А. А. Интернет-коммуникация: миниатюра в пространстве вторичных текстов // Проблемы речевой коммуникации: Межвуз. сб. науч. тр. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2008. — Вып. 8.
  59. Шаповалова Н. Г. ОРФО-арт: карнавальное общение в виртуальной реальности // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Издательский центр «Наука», 2007. — Вып. 5.
  60. Шмелева Т. В. Модель речевого жанра // Жанры речи: Сборник науч. ст. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1997. — Вып. 1.
  61. Яндекс. Информационный бюллетень «Блогосфера Рунета — Весна 2009» // http://download.yandex.ru/company/yandex_on_blogosphere_spring_2009.pdf, 2009.
  62. Blood R. Weblogs: A History and Perspective // http://www.rebeccablood.net/essays/weblog_history.html, 2000.
  63. Gorny E. Russian LiveJournal: National specifics in the development of a virtual community // http://www.ruhr-uni-bochum.de/russ-cyb/library/texts/en/gorny_rlj.pdf, 2004.
  64. Graham B. Must See HTTP // http://www.bradlands.com/weblog/comments/september_10_1999, 1999.
  65. Herring S. C., Scheidt L. A., Bonus S., Wright E. Bridging the Gap: A Genre Analysis of Weblogs // Proceedings of the 37th Hawaii International Conference on System Sciences, 2004.
  66. Herring S. C. A Faceted Classification Scheme for Computer-Mediated Discourse // http://www.languageatinternet.de/articles/2007/761, 2007.
  67. Keren M. Blogosphere: The new political arena // http://www.lexingtonbooks.com/Catalog/SingleBook.shtml?command=Search&db=%5EDB/CATALOG.db&eqSKUdata=0739116711, 2006.
  68. Kirchhoff L., Bruns A., Nicolai T. Investigating the Impact of the Blogosphere: Using PageRank to Determine the Distribution of Attention // http://www.alexandria.unisg.ch/EXPORT/DL/38960.pdf, 2007.
  69. Krishnamurthy S. The Multidimensionality of Blog Conversations: The Virtual Enactment of September 11. In Maastricht, The Netherlands: Internet Research 3.0, 2002.
  70. Quick W. I Propose a Name // http://www.iw3p.com/DailyPundit/2001_12_30_dailypundit_archive.php#8315120, 2001.
  71. Shifry D. State of the Blogosphere, April 2006 // http://www.sifry.com/alerts/archives/000432.html, 2006.
  72. Technorati. State of the Blogosphere 2008 // http://technorati.com/blogging/state-of-the-blogosphere, 2008.
  73. Viegas F. B. Bloggers' expectations of privacy and accountability: An initial survey // Journal of Computer-Mediated Communication. 2005. №10(3)
  74. Winer D. The history of weblogs // http://newhome.weblogs.com/historyOfWeblogs, 2002.
  75. Wortham J. After 10 Years of Blogs, the Future's Brighter Than Ever // http://www.wired.com/print/entertainment/theweb/news/2007/12/blog_anniversary, 2007.


  76. Лексикографические источники
  77. Webster's New Millennium™ Dictionary of English, Preview Edition (v 0.9.7) Copyright © 2007 Lexico Publishing Group, LLC
  78. Merriam-Webster Online // http://www.merriam-webster.com/
  79. Wikipedia, The Free Encyclopedia // http://en.wikipedia.org/wiki/Main_Page
  80. Википедия, свободная энциклопедия // http://ru.wikipedia.org/wiki/Заглавная_страница
  81. Wictionary // http://en.wiktionary.org/wiki/Wiktionary:Main_Page



СНОСКИ

[1] Русскоязычном сегменте Интернета.
[2] Списки «слов года» ежегодно публикуются компанией «Мерриам-Уэбстер», начиная с 2003 года. Для этих списков отбираются слова, которые пользователи онлайн-версии словаря чаще всего искали в течение года. Как правило, туда попадают слова, активно эксплуатировавшиеся СМИ и связанные с ключевыми событиями и явлениями года. Так, словом 2003 года было названо «демократия» (democracy), а 2005-го — «порядочность» (integrity). См. также http://en.wikipedia.org/wiki/Merriam-Webster's_Words_of_the_Year и http://www.m-w.com/info/07words_prev.htm.
[3] В речи самих участников этого дискурса для записей в блоге, как правило, используется лексема «пост», однако в этой работе будут использоваться стилистически нейтральные обозначения «запись в блоге» и «блог-запись».
[4] То есть записи могут содержать текст (в т. ч. гипертекстовые ссылки), изображения, аудио, видео.
[5] Последнее свойство не было встречено в найденных определениях, однако анализ материала показывает, что оно является конститутивным и обязательным для всех блогов.
[6] В русской блогосфере более употребителен вариант написания с удвоенной «г»: по аналогии с английским «blogger». Однако в электронной версии русского орфографического словаря РАН под редакцией В. В. Лопатина, представленной на сайте Gramota.ru, зафиксировано написание «блогер».
[7] В дальнейшем мы будем обозначать их термином «блог-платформа» (в Рунете также употребляются синонимичные понятия «блогохостинг» [Яндекс 2009] и «блог-сервис»).
[8] Обзор различных подходов к пониманию жанра в западной науке представлен в [Горошко 2007б].
[9] См. например [Дементьев 1997; Дементьев 1999а; Дементьев 1999б; Дементьев 2002; Дементьев, Фенина 2005; Горелов, Седов 2008; Шмелева 1997; Долинин 1999; Кожина 1999а; Кожина 1999б; Ахутина 1984; Баранов 1997; Богин 1997; Вежбицка 1997; Гольдин 1999; Гольдин, Дубровская 2002; Горошко 2007б; Дубровская, Кормилицына 2002; Дубровская 2007; Казачкова 2005; Макаров 2005; Орлова 1997; Орлова 2002; Рогачева 2007; Рогачева 2008; Руссинова 2005; Рытникова 1997; Салимовский 1999; Салимовский 2000; Седов 1997; Сиротинина 1999; Тарасенко 2002; Федосюк 1997] и др.
[10] «Карнавал не созерцают, — в нем живут, и живут все, потому что по идее своей он всенароден. <…> Итак, в карнавале сама жизнь играет, а игра на время становится самой жизнью. <…> Для него <карнавала> очень характерна своеобразная логика «обратности» <…> Вторая жизнь, второй мир народной культуры строится в известной мере как пародия на обычную, т. е. внекарнавальную жизнь, как «мир наизнанку». <…> Здесь — на карнавальной площади — господствовала особая форма вольного фамильярного контакта между людьми, разделенными в обычной, т. е. внекарнавальной, жизни непреодолимыми барьерами сословного, имущественного, служебного, семейного и возрастного положения» [Бахтин 1965: 10–14].
[11] Используются также понятия «дигитальные жанры», «виртуальные жанры», «Интернет-жанры»: терминология здесь пока не устоялась. В данной работе эти термины будут рассматриваться как синонимичные.
[12] Англ. «faceted classification scheme».
[13] Используемый Е. И. Горошко вариант перевода англ. «blogging». В Рунете наиболее употребительна лексема «блоггинг».
[14] Живого Журнала (LiveJournal): название самой популярной в России блог-платформы.
[15] Рейтинг блогов Рунета // http://blogs.yandex.ru/top. По словам его создателей, «рейтинг составлен на основе авторитетности — интегрального показателя, основанного на данных о том, как часто другие блоггеры ссылаются на рассматриваемый блог, кто именно ссылается, количества комментариев в блоге, количества известных читателей блога, а также других данных о блоге и его положении в блогосфере».
[16] Здесь и далее в скобках указывается заявленное название блога. Названия приводятся без изменений. В словах с обсценной лексикой одна из гласных заменяется на знак *.
[17] Первой и наиболее популярной блог-платформой такого рода является Twitter.com.
[18] Допускающей выделение текста курсивом, полужирным шрифтом, подчеркиванием, зачеркиванием, цветом, а также изменение типа и размера шрифта и другие варианты форматирования.
[19] См. например http://www.youtube.com или http://www.imeem.com.
[20] Такой круг лиц обычно обозначается понятием «друзья» или «френды» (от англ. «friends» — «друзья»). Возможны также записи, доступные лишь для определенных групп друзей.
[21] Используется также сленговое обозначение «заскринивать» (от англ. «screen» — «укрывать»).
[22] Для этого действия обычно используется глагол «банить» (от англ. «ban» — «запрещать», «предавать анафеме»).
[23] Также могут называться «тегами» (от англ. «tag» — «ярлык»), «рубриками» или «темами». Позволяют просматривать все записи блога с определенной меткой.
[24] В нашей выборке таких случаев встретилось 17, то есть 34%.
[25] В нашей выборке — 29 случаев, то есть 58%.
[26] Ее принято обозначать лексемами «юзерпик» (от англ. userpic — «картинка пользователя») или «аватар(а)» (в индуизме этим словом обозначается земное воплощение божества Вишну).
[27] В нашей выборке — 20 случаев, то есть 40%.
[28] Так, на сайте LiveJournal.ru, официальном российском приложении к блог-платформе LiveJournal.com, ведется список блогов известных публичных персон.
[29] Здесь и далее тексты примеров приводятся без изменений. В случае, если текст приводится не целиком, используется знак <…>.
[30] Некоторыми исследователями эта модель критиковалась как созданная в рамках генристики и таким образом ориентированная на понимание речевого жанра как явления, близкого к речевым актам (см. [Федосюк 1997; Дементьев 2002]). Однако ее несомненным достоинством является наличие ряда эксплицитно выраженных параметров.
[31] В обсценной лексике одна из гласных заменяется на знак *. Для обозначения заголовков записей используется подчеркивание. В конце каждого примера дается гиперссылка на запись, из которой взят пример.
[32] «Каждое отдельное высказывание — звено в цепи речевого общения. У него четкие границы, определяемые сменой речевых субъектов (говорящих), но в пределах этих границ высказывание, подобно монаде Лейбница, отражает речевой процесс, чужие высказывания, и прежде всего предшествующие звенья цепи. Речевое общение — это процесс многосторонне-активного «обмена мыслями». Обмениваемые мысли не равнодушны друг к другу и не довлеют каждая себе, они знают друг о друге и взаимно отражают друг друга. Эти взаимные отражения определяют их характер. Каждое высказывание полно отзвуков и отголосков других высказываний, с которыми оно связано общностью сферы речевого общения. Каждое высказывание прежде всего нужно рассматривать как ответ на предшествующие высказывания данной сферы (слово «ответ» мы понимаем здесь в самом широком смысле): оно их опровергает, подтверждает, дополняет, опирается на них, предполагает их известными, как-то считается с ними. Ведь высказывание занимает какую-то определенную позицию в данной сфере общения, по данному вопросу, в данном деле и т. п. Определить свою позицию, не соотнеся ее с другими позициями, нельзя. Поэтому каждое высказывание полно ответных реакций разного рода на другие высказывания данной сферы речевого общения» [Бахтин 1996: 188].
[33] «Проблема автора и форм его выраженности в произведении. В какой мере можно говорить об «образе» автора? <…> Так называемый образ автора — это, правда, образ особого типа, отличный от других образов произведения, но это образ, а он имеет своего автора, создавшего его. Образ рассказчика в рассказе от я, образ героя а в т о б и о г р а ф и ч е с к и х п р о и з в е д е н и й (автобиографии, исповеди, дневники, мемуары и др.), автобиографический герой, лирический герой и т. п. Все они измеряются и определяются своим отношением к автору-человеку (как особому предмету изображения), но все они — изображенные образы, имеющие своего автора, носителя чисто изображающего начала. Мы можем говорить о чистом авторе в отличие от автора частично изображенного, показанного, входящего в произведение как часть его. <…> Проблема автора самого обычного, стандартного, бытового высказывания. Мы можем создать образ любого говорящего, воспринять объектно любое слово, любую речь, но этот объектный образ не входит в намерение и задание самого говорящего и не создается им как автором своего высказывания. <…> В какой мере в литературе возможны чистые безобъектные, одноголосые слова? Может ли слово, в котором автор не слышит чужого голоса, в котором только он и он весь, стать строительным материалом литературного произведения? Не является ли какая-то степень объектности необходимым условием всякого стиля? Не стоит ли автор всегда вне языка как материала для художественного произведения? Не является ли всякий писатель (да же чистый лирик) всегда «драматургом» в том смысле, что все слова он раздает чужим голосам, в том числе и образу автора (и другим авторским маскам)? Может быть, всякое безобъектное, одноголосое слово является наивным и негодным для подлинного творчества. Всякий подлинно творческий голос всегда может быть только вторым голосом в слове. Только второй голос — чистое отношение — может быть до конца безобъектным, не бросать образной, субстанциональной тени. Писатель — это тот, кто умеет работать на языке, находясь вне языка, кто обладает даром н е п р я м о г о говорения. <…> Автор литературного произведения (романа) создает единое и целое речевое произведение (высказывание). Но он создает его из разнородных, как бы чужих высказываний. И даже прямая авторская речь полна осознанных чужих слов. Н е п р я м о е говорение, отношение к своему языку как к одному из возможных языков (а не как к единственно возможному и безусловному языку)» [Бахтин 1986].
[34] Веб-сайт (или раздел веб-сайта), содержащий датированные записи мультимедийного характера, расположенные в обратном хронологическом порядке, с возможностью оставления комментариев к записям и просмотра любой записи на отдельной веб-странице.

© 2008–2009 Александр Алексеев. All Rights Reserved.
Free Web Hosting